≡  Новости »

СПАРТАК - Хаарлем (Хаарлем, Нидерланды) 2:0. 20 октября 1982 матч


Засекреченная трагедия в Лужниках: tverdyi_znak

В самой прекрасной стране мира СССР априори не могло случиться ничего плохого, в ней не дули ветры, не гремели грозы, не бушевали штормы, не извергались вулканы, не сходили с рельс поезда, не тонули корабли, не падали самолёты, круглый год было слышно пение птиц и никогда не заходило солнце. Вот и этой трагедии на стадионе не было. Вернее, много лет она существовала только для спецслужб и родственников погибших.35 лет тому назад, 20 октября 1982 года в Лужниках произошла трагедия, вошедшая в список самых кошмарных катастроф на стадионах мира. В ужасной давке после матча Кубка УЕФА "Спартак" – "Харлем" погибли, по официальным данным, 66 человек, по неофициальным — несколько сотен.

ПредысторияПервый матч 1/16 розыгрыша УЕФА 1982 года «Спартак» должен был играть с голландским «Харлемом». В предыдущем раунде бело-красные одержали победу над лондонским «Арсеналом», и теперь этот успех планировали закрепить.Накануне игры в Москве ударил 10-градусный мороз и выпал первый за осень снег, засыпавший трибуны «Лужников», крышу над которыми тогда еще не построили. Далеко не все болельщики готовы были мерзнуть на трибунах, на матч были проданы только 16 тысяч билетов. Так как стадион должен был заполниться на 1/5, администрация распорядилась расчистить только две трибуны — «А» и «С».

Матч начался в 19:00. Уже на 16-й минуте игры Эдгар Гесс забил со штрафного первый гол в ворота «Хаарлема». Ближе к концу матча, не ожидая больше голов, значительная часть к тому времени довольно замёрзших болельщиков стала покидать свои места на трибунах и направилась к выходам. Большинство болельщиков трибуны «С» двинулось к лестнице № 1, которая находилась ближе к метро. Всего за 20 секунд до финального свистка арбитра Сергей Швецов забил в ворота «Хаарлема» второй гол. Именно в эти минуты на выходе с трибуны «С» происходила самая страшная трагедия за всю историю отечественного спорта.

ДавкаБольшая часть болельщиков — порядка 14 тысяч человек, расположились на ближайшей к метро трибуне «С». За игру все сильно замерзли, и многие стали уходить с трибун еще до ее окончания. По воспоминаниям очевидцев, давка началась, когда на нижних ступеньках лестницы, ведущей к выходу, упала девушка. Те, кто шел впереди, остановились, чтобы поднять ее, но плотный поток спускавшихся продолжал напирать.Люди на нижних ступенях оказались сбиты и подмяты. Внизу лестницы стала образовываться гора из человеческих тел, цепная реакция падений пошла наверх, а ничего не подозревающие болельщики продолжали выходить с трибун, давя тех, кто уже был на лестнице. Перила не выдержали: погнулись и местами отвалились, с верхних ярусов лестницы люди стали падать вниз на бетонный пол.Выжившие участники событий, оказавшиеся подмятыми под толпу, вспоминают, что теряли сознание оттого, что нечем было дышать: вес напирающих тел настолько сдавливал грудную клетку. Живые люди и уже безжизненные тела лежали в 8-10 слоев.

Тем временем футболисты, иностранные болельщики и журналисты покидали стадион через другой выход. Первые машины скорой помощи прибыли к стадиону через час после начала трагедии. К тому времени сотрудники милиции уже вывели большинство болельщиков с арены. Тела 64 погибших сложили у памятника Ленину, трупы накрывали флагами.

ПоследствияПубликации в спортивных изданиях на следующий день были посвящены деталям игры и победе «Спартака». Информация о трагедии в прессе не появилась. Только в «Вечерней Москве» на последней полосе в рубрике «Происшествия» вышла короткая заметка о случившемся, в которой ни слова не говорилось о жертвах. Вот текст той публикации:«20 октября 1982 г. после футбольного матча на Большой спортивной арене Центрального стадиона имени В.И. Ленина при выходе зрителей в результате нарушения порядка движения людей произошел несчастный случай. Имеются пострадавшие. Проводится расследование обстоятельств происшедшего».

Расследование дела попало под особый контроль Юрия Андропова, возглавлявшего тогда КГБ. Уже через три месяца материалы дела передали в суд. Было установлено, что на выходе с трибуны «С» «Лужников» погибли 66 человек, в большинстве своем подростки. Самой распространенной причиной смерти была компрессионная асфиксия — люди задыхались под весом тел, сдавливавших и ломавших грудные клетки.

Причиной трагедии был назван несчастный случай. На скамье подсудимых оказались директор Большой спортивной арены стадиона им. Ленина В.А. Кокрышев и главный комендант Ю.Л. Панчихин. 26 ноября им было предъявлено обвинительное заключение и на оставшееся время расследования они были заключены под стражу в Бутырскую тюрьму. Юрий Панчихин был назначен комендантом БСА всего лишь за два с половиной месяца до трагедии. Виктор Кокрышев уже через два дня после трагедии был исключён из рядов членов КПСС. Кокрышев и Панчихин оба были приговорены судом к 3 годам лишения свободы, что являлось максимальным наказанием по статье 172 УК РСФСР об ответственности за халатное исполнение своих служебных обязанностей. Однако в это время вышла амнистия в связи с 60-летием образования СССР. Кокрышев попал под амнистию, как лицо, имеющее правительственные награды, и был освобождён от наказания. Панчихину, в связи с амнистией, срок заключения был сокращен наполовину. Он был отправлен на принудительные работы в Подмосковье, а затем — в Калинин.Также привлечению к уголовной ответственности подлежали заместитель директора БСА К.В. Лыжин и командир подразделения милиции, обеспечивавшего охрану общественного порядка на трибуне «С», майор С.М. Корягин. Но в связи с болезнью обоих (первый, ветеран ВОВ, лег в больницу с инфарктом; а второй был тяжело ранен — толпа швырнула его на бетон, когда он попытался остановить завал) материалы в отношении их были выделены в отдельное производство. Позже оба также попали под амнистию как лица, имеющие правительственные награды

Подробно говорить о трагедии стали только в перестройку. В июле 1989 года в «Советском спорте» вышла статья «Черная тайна Лужников», в которой, в частности, утверждалось, что 20 октября 1982 года на выходе с трибуны «С» погибли 340 человек. Никаких доказательств такой статистики в ней не приводилось. Информацию перепечатали ведущие западные СМИ, и именно из этих публикаций о трагедии узнали футболисты «Харлема».

Воспоминания журналиста Александра Просветова:СНЕЖКИ КАК ОРУДИЕ ПРОТЕСТАМы вполне могли бы быть на их месте. Мы – это трое 26-летних друзей, которые пошли 20 октября 1982 года на матч "Спартак" – "Харлем". 1 ноября автор этих строк улетал на работу корреспондентом ТАСС в Бенин, и это был прощальный для меня поход на футбол вместе с Артемом и Михаилом. Человеческая память хранит не все детали. Но многое из того вечера запало в нее навсегда.Почти всех зрителей разместили на Восточной трибуне, которая впоследствии стала трибуной С. Сидеть было тесновато, зато милиции не надо было распылять силы. Раздвижные решетки при входе на сектор вдруг закрыли, оставив небольшой проем размером с калитку. Это "рационализаторство" облегчало блюстителям порядка проверку паспортов у молодых людей. Несовершеннолетних без сопровождения взрослых тогда на вечерние мероприятия не допускали, а в такую щель разве что мышь проскочит. Кричать на стадионе возбранялось. С трибуны за всякие возгласы выводили то одного, то другого. В ответ, благо как раз выпал мокрый снег, в милиционеров полетели снежки. Сначала были робкие одиночные попытки, но постепенно обстрел усилился. Милиция еще не перешла на зимнюю форму одежды, так что ее служащие были в фуражках. После метких бросков с разных сторон они слетали с голов под радостный смех.– Милиция по-настоящему растерялась – и произошло немыслимое: она ретировалась с трибуны, – уточнил Артем Петров, работающий в Америке ученый. – Народ принялся праздновать победу над тиранами. Но главное, помню, что после финального свистка я убеждал вас с Мишей: "Не надо спешить, пусть толпа рассосется". Когда мы в конце концов спустились в подтрибунный коридор, ты возмутился, что милиционер схватил за шарф подростка. Он в ответ: "Да вы посмотрите, что там творится!" А пацана почему-то отпустил.Этого я, честно говоря, не помню. Зато не забыл, как два милиционера несли солдата, который безжизненно провис в шинели, как в гамаке.– Нас вернули на трибуну, где мы просидели еще четверть часа, а потом вышли на улицу через другой сектор, – продолжил Артем. – Издали увидели, что на поручнях лестницы лежали, перегнувшись телами, люди. И мы поняли: они мертвы. В газетах на следующий день ничего не сообщалось. Узнали потом, что произошло, по "вражеским голосам", от разных знакомых.– Погода была мерзкой, а игра в целом понурой, – сказал Михаил Снятковский, бизнесмен. – Все замерзли. Некоторые зрители тайком выпивали – тогда пронести с собой было гораздо проще, чем теперь. В милиционеров швыряли даже ледышками. Второй гол в ворота "Харлема", забитый на последней минуте Швецовым, вызвал неимоверное ликование. Всех охватила эйфория. Люди, уже покинувшие сектор, кинулись назад, чтобы узнать, что произошло, а, может быть, если повезет, то и посмотреть повтор на световом табло.

Сергей Швецов рассказал, что узнал о трагедии на следующий день после матча от Николая Петровича Старостина. Вместе с тем автор знаменитой фразы: "Лучше бы я тот гол не забивал", – признался, что возвращаться мысленно к тому дню ему неприятно.– Почему не спрашивают, как я четыре гола "Нефтчи" забил? Нет, всех интересует "роковой гол". У меня такая работа была – голы забивать. А осадок тем не менее на всю жизнь остался.

По данным следствия, гол Швецова не усугубил положение, а, возможно, даже облегчил его, так как некоторые из зрителей — кто только выходил из многочисленных «люков» верхнего этажа стадиона на галерею к лестнице — кинулись назад и, тем самым, ослабили напор на уже идущих по лестничному маршу. Внизу, в спрессованной массе людей, при давке, развернуться и, тем более, создать встречный поток, было абсолютно невозможно.

– Выйдя со стадиона, мы увидели кошмарное зрелище: на перилах висели бездыханные тела, а рядом была только одна карета "Скорой помощи", – уточнил Снятковский.– Потом по дороге к "Спортивной" мы встретили целую колонну медицинских машин...– Вот этого я не помню. Но мы точно были потрясены. Ехали в метро молча – про матч вообще забыли. А приехав домой, стали созваниваться и спрашивать: "Ну ты как, отошел?" Состояние было жуткое. До сих пор страшно вспоминать. А ведь мы, собственно, и не попали в тот ад.Я изложил наши впечатления, право, не из хвастовства. Это не заслуга – оказаться в эпицентре землетрясения и уцелеть, потому что тяжелые балки и плиты свалились не на тебя. Но перед глазами до сих пор стоит картина: на лестнице лежит груда тел, головами вниз. Некоторые люди с огромным трудом поднимаются и ковыляют, прихрамывая, подальше от этого ужаса...

КОМЕНДАНТ В РОЛИ СТРЕЛОЧНИКА ...Михаила Зазуленко после матча "Спартак" – "Харлем" ждал дома накрытый стол – парню исполнилось восемнадцать.– В гибели наших детей однозначно повинна милиция, – сказал мне его отец Юрий Леонидович Зазуленко. – Я тогда сам работал в КГБ и имел возможность очень подробно ознакомиться с обстоятельствами дела, видел фотографии с места события. Ключ от решетчатых ворот был у майора, который их запер и ушел. Остался маленький проем. А толпа напирала, да так, что перила толщиной 20 миллиметров под давлением развернулись. Люди буквально спрессовывались. У всех же одинаковый диагноз – асфиксия, то есть удушье. Конечно, в цифре "66 погибших" я сомневаюсь.Столько трупов было в трех моргах, а возили их в четыре. Даже если в четвертый попал кто-то один, то уже 67. На суде нашли стрелочника, а милицию обелили. Еще в силе был министр внутренних дел Щелоков. Когда к власти пришел Андропов (ярый противник Щелокова, он был избран генеральным секретарем ЦК 12 ноября 1982 года), я надеялся, что он раскрутит это дело. Но Андропову было не до нас. С другой стороны, нам надо было написать ему, в этом случае он, может, и занялся бы вплотную нашим делом, но мы не сообразили.

Вопросы остались. Одни говорят о двух столкнувшихся людских потоках, а Владимир Алешин, например, возглавивший споткомплекс "Лужники" в декабре 1982-го, на встрече с журналистами "СЭ" сказал, что милиция хотела вытащить из толпы злоумышленников, швырявшихся снежками, но болельщики крепко взялись за руки. Кто-то на обледеневшей лестнице поскользнулся... Показательно между тем, что все сегодня винят правоохранительные органы, те же остались как бы и ни при чем.

На скамье подсудимых оказались руководители стадиона: директор, его заместитель и комендант. Первые двое приговора избежали (по словам Алешина, заму, ветерану Великой Отечественной, помогли, в частности, боевые награды). За всех отдувался комендант, осужденный на три года, но в связи с амнистией отбывший половину срока.Этого человека я встретил на приеме в посольстве Нидерландов. Мы побеседовали, хотя он и заметил, что с журналистами-соотечественниками вот уже 25 лет не общался. В разговор решительно вмешалась супруга: "Не хочу, чтобы внуки это читали. Мы и без того настрадались. С отметкой о судимости в паспорте ни на одну ответственную работу не брали". Я обещал фамилию в газете не называть.– Когда произошла трагедия, милиции на месте не было: ее направили к автобусу голландцев, – сказала жена экс-коменданта. – А козлом отпущения сделали моего мужа, как самого молодого – ему тогда немного за тридцать было.– Мне предъявили смехотворные обвинения, – подчеркнул бывший комендант. – Один из пунктов гласил, что я не смог установить правильных отношений с правоохранительными органами. На самом деле беда случилась из-за того, что милиция с самого начала нагнетала обстановку, ее сотрудники вели себя нетактично по отношению к болельщикам.Трудовой коллектив был готов взять меня, как тогда было принято, на поруки, но Алешин отказался подписать письмо.

ЖИЗНЬ ЗА "СПАРТАК" Примечательно, что родственники погибших не держат зла на коменданта. "Мы, родители, его не виним", – прямо заявила мне Раиса Михайловна Викторова, потерявшая в 1982-м единственного сына и возглавившая неформальный комитет отцов и матерей.– Когда в первый раз в прокуратуру вызвали, у нас образовалось ядро активистов из пяти человек, – рассказала она. – Позже присоединились другие – стало человек двадцать. Среди пострадавших ведь не только москвичи были, но и жители Куйбышева, Тамбова, Рязани, подмосковных Чехова, Серпухова.– После того матча я всю ночь искала своего Олега, студента 3-го курса Московского института радиотехники, электроники и автоматики. Ему в августе 20 лет исполнилось. Звонила в больницы, обратилась в милицию. "Да он с какой-нибудь девочкой, а вы волнуетесь", – сказали мне. В морг Олег поступил в шесть утра. Значит, всю ночь пролежал возле памятника Ленину, где трупы сложили штабелями. Я это из материалов дела узнала, с которыми следователь предложил ознакомиться.– Моего Володю на футбол одного не пускали – он еще в 8-м классе учился, – поделилась воспоминаниями Светлана Григорьевна Аникина. – Так ему друзья посоветовали: попроси кого-нибудь из взрослых сказать при входе, что ты с ним. Утром я помчалась в "Склиф" и вдруг встретила там Андропова (к тому моменту он был секретарем ЦК КПСС, руководство КГБ Андропов оставил в мае 1982 года). Он в коридоре с главврачом беседовал. Спросил, что я здесь делаю. Ответила, что слышала, будто сюда привезли погибших детей. Андропов отдал указание помочь. И бросил фразу: "Там очень много трупов".– Муж, уходя, сказал: "За "Спартак" я жизнь отдам", – поведала Гузель Талиповна Абдулина. – Кто бы мог подумать, что его слова окажутся пророческими. Я осталась с сыном четырех с половиной лет на руках.– Олег особо футболом не интересовался, – заметила, в свою очередь, Нина Максимовна Борисова. – Он хоккеем занимался. Но в комитете комсомола техникума выдавали билеты на матч с напутствием: "Вы должны поддержать нашу советскую команду". И сын сказал, что не может не пойти. А после из наших детей стали сознательно делать хулиганов.– Требовали принести характеристики с места учебы, у погибших брали анализ на содержание алкоголя, а мужьям, состоявшим в КПСС, говорили: "Уймите ваших жен", – грозили исключением из партии, придерживали при продвижении по службе, – до сих пор возмущается Нина Алексевна Новоструева, чей сын Михаил тоже был учащимся техникума.

Заседание суда, назначенное поначалу в центре Москвы, перенесли в район станции метро "Молодежная", в то время далекую окраину города. Женщины рассказали, что шли, как преступницы, сквозь длинный строй.– Власти боялись не нас, а выступления спартаковских болельщиков, – заметила Раиса Викторова. – Меня на суд вообще не пускали, поскольку повестку прислали только на имя мужа. Я скандал закатила. Мне все равно в тот момент было. Времени еще мало прошло, и мы готовы были всю милицию растерзать. Дело состояло из 12 томов. Тем не менее суду хватило одного дня. Пришли к выводу, что произошел просто несчастный случай, и наказали одного коменданта. Много лет спустя следователь по фамилии Шпеер, который занимался нашим делом, тяжело заболел. Его замучила совесть, и он хотел извиниться перед нами, родителями, за то, что пошел на поводу у властей, да не успел. А мы с первого дня знали, что виновата милиция. Когда через год пришли к месту гибели наших ребят, чтобы почтить их память, кругом стояли кагэбэшники с непроницаемыми лицами в черных пиджаках и галстуках. Нам даже цветы не позволили возложить. Мы кидали их через заграждение. Всяческие препятствия чинили почти десять лет. К десятой годовщине в Лужниках был воздвигнут мемориал, и я низко кланяюсь людям, которые обратили на нас внимание, нашли спонсоров.

У Юрия Леонидовича Зазуленко вопрос о помощи вызвал бурные эмоции:– Нам компенсировали только стоимость одежды, которая была на мертвых, а также оплатили похороны. О какой помощи могла идти речь? Алешин не давал нам десять лет поставить памятник. Лужкова ловили, пока он в футбол играл. Тоже отбрыкивался.

ПАМЯТНИК КРЕПКИЙ, КАК ДУБВ 80-е годы Георгий Сергеевич Луначарский, по образованию архитектор, возглавлял клуб болельщиков "Спартака". Вместе со скульптором Михаилом Сковородиным они и стали авторами монумента в Лужниках.– Решение о создании памятника приняло наше болельщицкое объединение, – рассказал Луначарский. – Когда я был у Лужкова, то сказал, что мы хотим сделать памятный знак. Тем самым мы усыпили бдительность властей: они подумали, что мы хотим прикрепить мемориальную доску. Подготовили два десятка вариантов. При этом стремились придать памятнику международное звучание. Потому надпись "Погибшим на стадионах мира" сделана на четырех языках.В Лужники памятник привезли на двух "КАМАЗах", когда как раз отмечалась 10-я годовщина трагедии. Это же огромная конструкция – памятник на шесть метров уходит под землю, чтобы стоял крепко, как дуб, который нельзя вырвать. Устанавливали его два специалиста и пять-шесть членов клуба болельщиков целый день – с шести утра до шести вечера.

К дню десятилетия трагедии у западной трибуны «Лужников» открылся памятник «Погибшим на стадионах мира». Встречи участников тех событий у этого монумента стали ежегодными. Именно после событий 20 октября 1982 года к официальным цветам символики «Спартака» добавился черный.Источники:Трагедия в «Лужниках»Засекреченная трагедия

tverdyi-znak.livejournal.com

Тридцать лет трагедии на матче в "Лужниках": никто не был виноват

Ровно 30 лет назад на матче Кубка УЕФА между московским "Спартаком" и голландским "Харлемом" на стадионе "Лужники" незадолго до окончания игры возникла давка, в которой, только по официальным данным, погибли 66 и пострадали сотни человек.

МОСКВА, 20 окт - РИА Новости, Антон Рассказов. Ровно 30 лет назад на матче Кубка УЕФА между московским "Спартаком" и голландским "Харлемом" на стадионе "Лужники" незадолго до окончания игры возникла давка, в которой, только по официальным данным, погибли 66 и пострадали сотни человек.

Согласно неофициальным источникам, количество погибших событий 20 октября 1982 года достигло 340 человек.

Об этой трагедии молчали почти семь лет. Лишь в 1989 появилась первая статья, в которой появилось описание событий в "Лужниках" и воспоминания участников событий. Десять лет спустя после трагедии, в 1992 году, в "Лужниках" был установлен памятник "Погибшим на стадионах мира", у которого каждый год проходят встречи участников событий, родственников погибших и болельщиков клуба. В 2007 году прошла игра ветеранов "Спартака" и "Харлема".

Обьчный матч

Участники событий Светлана и Олег рассказали агентству "Р-Спорт", что ничего в тот день не предвещало трагедии, все шло своим обычным чередом.

"Одни собирались на станции Кунцевская, подходили ребята с Кутузовского, одинцовские. Другие были на варшавском направлении, с Бирюлево ребята. Ездили на электричках до метро, а там уже пересаживались. Компания могла быть от пятидесяти до трехсот человек. Просто все жили в одном районе, встречались, ездили вместе", - рассказала Светлана.

 

Точное количество зрителей назвать участники событий затруднились. Но было их не меньше десяти тысяч.

"В тот день была очень холодная для такого времени года погода, выпал снег. Посадили нас на трибуну С, билеты у нас были на В. Была еще открыта трибуна А, но проще всем было сесть на С - метро-то ближе. На других трибунах лежал снег. Наверное, не захотели очищать другие трибуны, вот всех посадили на С, хотя некоторые сидели и на А. На трибунах - снег и ледышки. Милиционеры тогда выводили: увидели розу (клубный шарф), похлопал в ладошки, покричал - под руки и в участок. Мы их закидывали снежками и ледышками", - поделился Олег.

Лавина из людей

По их словам, оставалось не так много времени до окончания матча, когда часть зрителей потянулась на выход.

"Выходим в коридор. Льда там не было. Идем. Начинает тебя сдавливать. А мы тогда иногда забавлялись, когда так было: поджимали ноги, и толпа тебя несет. А тут - где мои ноги? Они уже уехал за спину. Тогда было уже не смешно. Начали орать: "Назад! Назад! Назад!". А масса людей начала буквально течь вниз по лестнице, как принцип домино. Орать невозможно, очень сильно сдавило грудную клетку, нечем было дышать. Видел только решетку и небольшой проход с двумя ментами-юнцами. Сколько времени прошло, не помню, 30, 20, 10 минут", - вспоминает Олег.

"Только кругом смотришь, - продолжает он. - Справа от меня у парня рука попала в решетку. Рука у него сломалась, а он потерял сознание. Я лежу - подо мной несколько рядов людей. И надо мной несколько. Кто-то впереди уже пробегает. Я ему кричу: "Тащи!". Он меня оттуда буквально выкрутил. Мне повезло".

По словам Светланы, милиционеров в тот день было немного, по краям узкого выхода стояли двое. Гол спартаковца Сергея Швецова на 90-й минуте игры, после которого счет стал 2:0 в пользу "Спартака", никак не повлиял на развитие событий.

"Гол Швецова был ни при чем. Это миф. Я читал потом, Швецов говорит, лучше бы он не забивал тот гол. Но это все ерунда. Когда он забивал, я уже был в толпе падающих", - рассказал Олег.

Под давлением толпы перила с одной стороны лестницы рухнули, что, по словам очевидцев, спасло многим жизнь. "Потом сами начали вытаскивать. Тела, дипломаты, шарфы. Все смешалось. Просто вытаскиваешь что-то", - добавляет Олег.

"Когда шел обратно домой, ни о чем не думал. В метро встретил друга - сидит на лавке. Когда приехал, главная мысль была, как бы не узнали родители. Узнали они только лет через двадцать", - признался он.

По словам Олега, в последующие дни участники событий старались не обсуждать произошедшее. "Но по университетам ходили менты, искали участников событий. Мы писали: что, когда, какие травмы получил", - уточняет Светлана.

Случившееся в тот день, считает Олег, может произойти когда и где угодно. "В толпе нет разума. Ничего нет тупее, когда люди сами себя задавили. Ты виноват и нет одновременно. Просто так случилось", - полагает он.

Как вспоминают футболисты "Спартака" Сергей Шавло и Юрий Гаврилов, принимавшие участие в матче с "Харлемом", о произошедшем спортсмены узнали на следующий день.

"После игры мы помылись и, когда выезжали уже на автобусе со стадиона, видели, что в район "Лужников" одна за другой летят "Скорые помощи". Мы тогда и подумать не могли, что случилось. А потом на следующий день нам сказали, что такое случилось", - рассказал Сергей Шавло.Информация о трагедии скрывалась, но спартаковцы все-равно были в курсе произошедшего и обсуждали между собой случившееся.

"Я уже не помню, кто сказал, но информация была, что погибли болельщики. В советское время информация, связанная с жертвами, особо не распространялась. Поэтому, конечно, информация была закрытая, но мы-то знали, потому что это были наши болельщики. Между собой об этом разговаривали. Болельщики приходили к нам, в том числе и на базу. В частных беседах обсуждали случившееся. У многих погибли и друзья, и знакомые. Сейчас встречаю до сих пор матерей, которые похоронили своих детей", - рассказал Шавло.

Памятник жертвам на футбольных стадионах, по мнению Шавло, служит напоминанием всем болельщикам. "Будьте толерантнее и поспокойнее в болении. Не дай бог, чтобы такое еще раз повторилось!" - сказал он, добавив, что в 2007 году "Спартак" сыграл с "Харлемом" в память о 25-летий этой даты и "все сборы от этой игры пожертвовали семьям погибших".

По словам Гаврилова, футболисты "Спартака", участвовавшие в том матче, узнали о трагедии на следующий день.

"Мы сначала и не поняли, что произошло. Мы видели, когда со стадиона уезжал наш автобус, что идут "скорые"... А что случилось, не знали. А на следующий день уже руководство - Николай Петрович Старостин, Константин Иванович (Бесков), другие руководители стали рассказывать нам, что случилось", - рассказал он.

"Но те, кто знал больше, чем мы, они постепенно рассказывали нам, - поясняет Гаврилов. - В основном информация шла от самих болельщиков. Мы уже потом, по прошествии долгого времени, вспоминали эту игру, трагедию. Даже, как я помню, где-то на Украине мы играли, то ли в Днепропетровске, то ли в Харькове, ребята-болельщики приезжали, рассказывали... Стали вспоминать - кто-то из их товарищей погиб. Такая, рассказывали, жуткая была картина. Один из болельщиков нам рассказывал, что сам чудом не погиб. Сказал: "Я освободился, вылез из-под кучи людей, и такое жуткое чувство было: задыхался, кислороду не хватало. Такие рассказы мы не раз от болельщиков слышали".

Крупное объединение болельщиков "красно-белых" "Фратрия" планирует 20 октября возложить цветы к памятнику в "Лужниках", встречу с участниками тех событий, родителями погибших и футболистами, принимавшими участие в том матче. Также "Фратрия" намеревается в пятый раз провести футбольный турнир с участием болельщиков - сперва 20 октября на стадионе имени Нетто, а затем, финальный - 28 октября на стадионах академии имени Черенкова. "Лужники", на полях которых первоначально планировалось провести турнир, ответил на просьбу организаторов отказом.

ria.ru

Трагедия в Лужниках (1982) - это... Что такое Трагедия в Лужниках (1982)?

Координаты: 55°42′57″ с. ш. 37°33′13″ в. д. / 55.715833° с. ш. 37.553611° в. д. (G) (O)55.715833, 37.553611

Трагедия в Лужниках — массовая давка с человеческими жертвами, произошедшая на Большой спортивной арене (БСА) Центрального стадиона им.

В. И. Ленина (сейчас — стадион «Лужники») в Москве в конце первого матча 1/16 розыгрыша Кубка УЕФА между футбольными клубами «Спартак» Москва (СССР) и «Хаарлем» (Нидерланды) 20 октября 1982 года.

В давке погибли 66 болельщиков «Спартака»[1], многие из которых были ещё подростками. Это давка стала самым трагическим случаем в истории советского и российского спорта[2].

Информация о количестве жертв этой трагедии появилась в советской печати лишь семь лет спустя, в 1989 году.

События

Накануне матча в Москве выпал первый снег. А сам день игры, среда, 20 октября 1982 года, выдался на редкость морозным (-10°С)[3] для середины октября. Поэтому из 82,000 билетов на матч[1] удалось распродать лишь около 16,500[4] (по некоторым данным −16 643 билета). В 1982 году стадион ещё не был оборудован крышей над трибунами. К началу игры, успели очистить от снега и открыть для болельщиков только две трибуны: «С» (восточную) и «А» (западную)[1][4]. Обе трибуны вмещали по 23,000 зрителей[1], что было значительно больше, чем количество проданных билетов. Во время матча на трибуне «А» находилось лишь около 4 тысяч зрителей[4][1], большинство болельщиков (около 12 тысяч) предпочло трибуну «С»[4][1], которая расположена ближе к метро[1]. Подавляющее большинство болельщиков пришло поддержать «Спартак», голландских болельщиков было всего около сотни[4][5]. От каждой трибуны к выходам со стадиона вели по две лестницы, находящиеся в разных концах подтрибунного коридора[6].

Матч начался в 19:00. Уже на 16-й минуте игры Эдгар Гесс забил со штрафного первый гол в ворота «Хаарлема»[7]. Ближе к концу матча, не ожидая больше голов, значительная часть (к тому времени довольно замёрзших) болельщиков стала покидать свои места на трибунах и направилась к выходам. Большинство болельщиков трибуны «С» двинулось к лестнице № 1, которая находилась ближе к метро[1]. Всего за 20 секунд до финального свистка Сергей Швецов забил в ворота «Хаарлема» второй гол[8]. Приблизительно в это же время на Лестнице № 1 трибуны «С» в подтрибунном пространстве стадиона началась давка, которая привела к гибели 66 болельщиков[1][9].

Пострадавших в давке увезли на машинах «Скорой помощи» в приёмный покой Института скорой помощи им. Склифосовского[10][6]. На следующий день секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов побывал в институте, где встретился с некоторыми врачами и родственниками пострадавших[11]. Тела погибших сначала были перенесены к памятнику Ленину у стадиона[6], а затем были развезены по московских моргам и, после проведения судебно-медицинской экспертизы[9] и опознания, возвращены родственникам для захоронения.

Единственное сообщение о трагедии было напечатано на следующий день на последней полосе газеты «Вечерняя Москва» под заголовком «Происшествие»:

«20 октября 1982 г. после футбольного матча на Большой спортивной арене Центрального стадиона имени В. И. Ленина при выходе зрителей в результате нарушения порядка движения людей произошел несчастный случай. Имеются пострадавшие. Проводится расследование обстоятельств происшедшего[12]»

Газета «Советский спорт» и еженедельник «Футбол-Хоккей» после трагедии опубликовали (21 и 24 октября) подробные статьи об этом матче (под названиями «Холодная погода — горячая игра»[3] и «Счёт на секунды»[7]), однако умолчали в них о каком-либо несчастье, произошедшем с болельщиками.

Футболисты «Спартака» узнали о трагедии от начальника своей команды, Николая Старостина, на следующий день после матча. Согласно некоторым воспоминаниям, радиостанция «Голос Америки», возможно, уже вечером 20 октября сообщила о произошедшем[5]. Однако футболисты «Хаарлема» утверждают, что они впервые узнали о том, что случилось, лишь через семь лет после трагедии[13].

После расследования трагедии следователями Московской городской прокуратуры дело было передано в суд. Все представители потерпевших были ознакомлены с материалами дела. На открытом заседании Московского городского суда 8 февраля 1983 года под председательством судьи В. А. Никитина уголовное дело было заслушано[1]. Суд продолжался всего полтора дня[4][6].

К уголовной ответственности были привлечены директор Большой спортивной арены стадиона им. Ленина В. А. Кокрышев и главный комендант Ю. Л. Панчихин. 26 ноября им было предъявлено обвинительное заключение[4] и на оставшееся время расследования они были заключены под стражу[6] в Бутырскую тюрьму[4]. Юрий Панчихин был назначен комендантом БСА всего лишь за два с половиной месяца до трагедии. Виктор Кокрышев уже через два дня после трагедии был исключён из рядов членов КПСС[4]. Кокрышев и Панчихин оба были приговорены судом к 3 годам лишения свободы, что являлось максимальным наказанием по статье 172 УК РСФСР об ответственности за халатное исполнение своих служебных обязанностей. Однако в это время вышла амнистия в связи с 60-летием образования СССР. Кокрышев попал под амнистию, как лицо, имеющее правительственные награды, и был освобождён от наказания[4][1]. Панчихину, в связи с амнистией, срок заключения был сокращен наполовину[4][1]. Он был отправлен на принудительные работы в Подмосковье, а затем — в Калинин[4].

Также привлечению к уголовной ответственности подлежали заместитель директора БСА К. В. Лыжин и командир подразделения милиции, обеспечивавшего охрану общественного порядка на трибуне «С», майор С. М. Корягин. Но в связи с болезнью обоих (первый, ветеран ВОВ, лег в больницу с инфарктом; а второй был тяжело ранен — толпа швырнула его на бетон, когда он попытался остановить завал[1][6]) материалы в отношении их были выделены в отдельное производство. Позже оба также попали под амнистию как лица, имеющие правительственные награды[1].

Суд проходил во Дворце культуры строителей в Кунцевском районе[1], возле станции метро «Молодежная»[6]. По окончании суда материалы уголовного дела поступили на хранение в архив Московского горсуда[1].

Хотя суд над виновниками произошедшего был открытым, однако, в прессе о нём не сообщалось. Первая публикация об обстоятельствах и жертвах этой трагедии появилась в прессе лишь шесть лет спустя, 8 июля 1989 года[8].

В современной западной прессе трагедию в Лужниках нередко сравнивают с трагедией на стадионе «Айброкc» в Глазго (Великобритания), произошедшей 2 января 1971 г., из-за удивительной схожести в некоторых обстоятельствах этих катастроф.[14][15] В обоих случаях трагедия произошла уже на последних минутах матча, когда сотни зрителей начали спускаться по лестнице и при этом один из них споткнулся и упал, вызвав цепную реакцию падений и последовавшую за ней давку. Также в обоих случаях в давке погибло одинаковое количество болельщиков — 66. И, наконец, оба несчастных случая совпали по времени с неожиданным голом, забитым на последних секундах матча.

Расследование

Официальное расследование

Стадион «Лужники» (фото сделано после 1997 г.)

Расследование трагедии было поручено следственной бригаде[6] под руководством следователя по особо важным делам Прокуратуры Москвы Александра Шпеера[1][6]. (А. Л. Шпеер известен также тем, что в 1966 году был консультантом съёмочной группы знаменитой комедии «Берегись автомобиля»[4].)

Следствие установило, что в результате трагедии погибли 66 человек[1][9]. Как показала судебно-медицинская экспертиза, все они скончались от компрессионной асфиксии в результате сдавления грудной клетки и живота[9]. В больнице или в машине «Скорой помощи» ни один из пострадавших не умер[9]. 61 человек получил ранения и увечья[1], в том числе 21 — тяжелые[4].

Как установило следствие, для болельщиков были открыты две из четырёх трибун БСА: «С» и «А», вмещающие по 23 000 зрителей[1]. Однако большинство болельщиков «Спартака» предпочло трибуну «С», так как она находилась ближе к станции метро[1]. Поэтому на трибуне «А» во время матча находилось лишь 3-4 тысячи из приблизительно 16 тысяч зрителей на стадионе[1]. Учитывая небольшое количество проданных билетов, а также необходимость в малые сроки перед матчем очистить трибуны от снега, и избыточное количество мест для болельщиков на двух открытых трибунах, решение администрации об использовании двух трибун из четырёх было признано следствием оправданным[1].

Обстановка на трибунах, по показаниям свидетелей, допрошенных следствием, была довольно напряженной: трибуны не успели полностью очистить и на многих местах ещё оставался снег и лёд[16], а многие болельщики, пытаясь согреться, приняли значительное количество спиртного[1][10]. Милиционеров начали массово закидывать снежками и кусками льда, стремясь попасть им по голове, чтобы сбить фуражки[6]. Иногда в милиционеров летели и бутылки[1]. 150 хулиганов за время матча доставили в комнаты милиции, но это лишь раззадоривало других фанатов[1].

За несколько минут до окончания матча многие болельщики потянулись к выходу. Материалами дела было подтверждено, что были открыты все выходы с обеих работающих трибун[1][4], о чём годы спустя писали в газеты и сами болельщики[10]. Но основная масса зрителей с трибуны «С» двинулась по Лестнице № 1[1][6]. Так как люди замерзли, и многие были легко одеты, то все хотели побыстрее попасть в метро; по этой лестнице вниз двигался поток плотно прижатых друг к другу людей[1].

По показаниям очевидцев, на последних ступеньках лестницы упала девушка[1][6]. Передние остановились и попытались помочь ей подняться, но народ сзади напирал и те, кто попытался помочь, были сразу смяты потоком, повалены и затоптаны[6][1]. О них продолжали спотыкаться другие, и гора тел росла[6].

Когда произошел завал, давление толпы стало настолько большим, что металлические перила лестницы выгнулись под давлением человеческих тел и люди начали падать вниз на бетонный пол[1][6]. Некоторых людей это спасло от гибели, а некоторые были раздавлены под грудой падающих тел[1][6].

По данным следствия, гол Швецова не усугубил положение, а, возможно, даже облегчил его, так как некоторые из зрителей — кто только выходил из многочисленных «люков» верхнего этажа стадиона на галерею к лестнице — кинулись назад и, тем самым, ослабили напор на уже идущих по лестничному маршу[1]. Внизу, в спрессованной массе людей, при давке, развернуться и, тем более, создать встречный поток, было абсолютно невозможно[1].

Следствие установило, что во время давки на лестнице находились только болельщики, милиционеров не было[16], о чём свидетельствовал и тот факт, что среди погибших не было сотрудников милиции[1]. Также было установлено, что лестница, где произошел завал, находилась под навесом и была совершенно сухой[1]. Наледь и снег были на трибунах, но не на лестнице, где произошла трагедия[1]. Каких-либо фактов того, что кто-то из сотрудников БСА или милиции подгонял болельщиков к выходу, также выявлено не было[1]. Наоборот, следствие отметило, что решение администрации продолжить видеотрансляцию на стадионном табло, показав, после финального свистка, уход команд с поля и небольшой мультфильм, смогло удержать на трибунах часть болельщиков[1], что подтвердили и сами выжившие[16][10].

После проведения тщательного расследования (было допрошено 150 свидетелей[4], материалы уголовного дела занимают 10 томов[1][4]) Московская прокуратура передала дело для рассмотрения в суд.

Согласно некоторым публикациям, следователь А. Л. Шпеер, в беседах с защитниками обвиняемых, признавал, что следствие не обнаружило каких-либо веских причин для предъявления обвинения их подзащитным, однако вынуждено было сделать это для того, чтобы «успокоить общественное мнение»[6]. По этой же причине, согласно этим публикациям, и для предотвращения возможности самосуда со стороны фанатов «Спартака», В. А. Кокрышев и Ю. Л. Панчихин на время расследования были заключены под стражу[4][6].

Неофициальные версии

Отсутствие освещения этой трагедии в советской прессе в первые годы после события, и склонность к сенсационности в публикациях появившихся с приходом гласности, способствовали появлению различных слухов, версий и преувеличений, окружающих обстоятельства трагедии в Лужниках.

В частности, большое распространение получила версия о том, что давка была вызвана вторым голом, забитым в самом конце матча Сергеем Швецовым. Согласно этой версии, болельщики, уже покидавшие стадион, услышав о только что забитом голе, повернули обратно и столкновение двух потоков болельщиков (уходящих и возвращающихся) привело к давке[8]. Большое распространение данной версии даже вынудило Швецова выразить сожаление, что он забил гол в этом матче[8].

Согласно другой популярной версии, для болельщиков якобы была открыта только одна трибуна на стадионе — «С»[8]. И на этой трибуне для выхода были открыты лишь одна лестница и ворота[8] (в других вариантах этой версии — и эти ворота были открыты лишь частично). Такие действия журналисты пытались объяснить либо желанием сотрудников стадиона «облегчить себе жизнь»[8]; либо намерением «обидевшихся» милиционеров «досадить» болельщикам за их хулиганское поведение во время матча; либо попыткой милиционеров задержать определённых футбольных хулиганов после матча; либо желанием милиционеров задержать болельщиков-подростков, пришедших на вечерний матч без сопровождения взрослых[2], либо другими причинами. Некоторые комментаторы высказывали мнение, что по Лестнице № 2 трибуны «С» милиционеры разрешали спускаться только болельщикам-голландцам, отправляя всех болельщиков «Спартака» к Лестнице № 1[6].

Некоторые журналисты стремились возложить всю ответственность за произошедшее на сотрудников милиции и лично на начальника ГУВД Москвы, генерал-лейтенанта В. П. Трушина[6].

Количество погибших

В 1982 году следствие установило, что в результате трагедии погибли 66 человек[1][9]. Однако эта информация не была тогда опубликована в прессе, как, впрочем, и какая-либо другая информация по уголовному делу.

Первая публикация о трагедии появилась только в годы перестройки. Ей стала статья «Чёрная тайна Лужников»[8] в газете «Советский спорт» от 8 июля 1989 года. В ней пара журналистов указала, что им неизвестно точное число погибших, так как оно является «чёрной тайной[8]», и при написании статьи у них не было доступа к материалам уголовного дела, из-за того, что архивы «закрыты и охраняются, пожалуй, крепче оборонных заводов. Поэтому мы имеем только непроверенную цифру — 340 человек[8]», — сообщили журналисты, ссылаясь на «родственников жертв».

Эта публикация имела огромный резонанс в СССР и, особенно, за границей. Крупнейшие газеты Голландии посвятили первые полосы своих газет сенсационным статьям о 340 погибших в трагедии на Лужниках[17]. Голландская национальная телекомпания NOS сделала специальный сюжет новостей о публикации «Советского спорта»[17]. Немецкие «Франкфуртер Альгемайне», «Франкфуртер рундшау», «Бильд» и другие западные СМИ перепечатывали информацию «Советского спорта»[17]. Цифра в 340 погибших была тут же подхвачена всеми СМИ. Только тогда футболисты «Хаарлема» узнали о том, что произошло во время их игры семь лет назад[13].

Через две недели газета «Известия» опубликовала интервью со следователем Шпеером под названием «Трагедия в Лужниках. Факты и вымысел»[1], в котором он рассказал о деталях трагедии, установленных следствием в 1982 году, и сообщил о 66 погибших. «Советский спорт» в редакционной статье[17], вышедшей на следующий день после публикации в «Известиях», признал, что, из-за отсутствия у их журналистов точных данных, в ход «пошли различные варианты, разные цифры, домыслы[17]», но при этом выразил радость такому большому международному резонансу, который смогла произвести их статья. Цифра в 340 погибших, озвученная парой журналистов «Советского спорта» двумя неделями раньше, или её вариации («более 300 человек», «около 350 человек»), по-прежнему иногда упоминается, особенно за рубежом, при описании трагедии в Лужниках[2][5].

При этом необходимо учитывать, что 66 погибших — это число умерших непосредственно на стадионе. По данным следствия ни один из пострадавших не скончался в больницах, что по мнению медиков маловероятно.[источник не указан 60 дней] Установлены факты изменения диагнозов пострадавшим в больницах — для того, чтобы травмы не были связаны со случившимся на стадионе.[источник не указан 60 дней] Архивы «Скорой помощи» были уничтожены.[источник не указан 60 дней] Таким образом, точное число погибших в результате трагедии в Лужниках установить сегодня практически невозможно.

Список погибших

№ Имя Возраст
1 Абдулаев Эльдар 15 лет
2 Абдулин Анвер 29 лет
3 Аникин Володя 14 лет
4 Багаев Сергей 14 лет
5 Баранов Игорь 17 лет
6 Беженцева Виктория 17 лет
7 Березань Александр 15 лет
8 Бокутенкова Надежда 15 лет
9 Борисов Олег 16 лет
10 Буданов Михаил 17 лет
11 Викторов Олег 17 лет
12 Волков Дмитрий 16 лет
13 Воронов Николай 19 лет
14 Голубев Владимир 33 года
15 Гришаков Александр 15 лет
16 Дерюгин Игорь 17 лет
17 Евсеев Анатолий 16 лет
18 Егоров Владимир 16 лет
19 Ермаков Анатолий 43 года
20 Жидецкий Владимир 45 лет
21 Завертяев Владимир 23 лет
22 Заев Алексей 17 лет
23 Зарембо Владимир 28 лет
24 Зисман Евгений 16 лет
25 Зозуленко Вячеслав 18 лет
26 Калайджан Вартан ?
27 Калинин Николай ?
28 Карпасов Максим 17 лет
29 Кербс Эгберт 23 года
30 Киселёв Владимир 40 лет
31 Клименко Александр 18 лет
32 Королёва Елена 16 лет
33 Костылёв Алексей 18 лет
34 Кустиков Владислав 16 лет
35 Куцев Николай 27 лет
36 Ларионов Юрий 19 лет
37 Лебедь Сергей 16 лет
38 Лисаев Владимир 24 года
39 Личкун Николай 30 лет
40 Лузанова Светлана 15 лет
41 Мартынов Александр 22 года
42 Мильков Алексей 17 лет
43 Мосичкин Олег 17 лет
44 Муратов Александр 39 лет
45 Новоструев Михаил 15 лет
46 Панес Михаил 37 лет
47 Политико Сергей 14 лет
48 Попков Александр 15 лет
49 Пятницын Николай 23 года
50 Радионов Константин 16 лет
51 Родин Сергей 16 лет
52 Самоварова Елена 15 лет
53 Сергованцев Валерий 19 лет
54 Скотников Станислав 16 лет
55 Сударкина Зинаида 37 лет
56 Таманян Левон 19 лет
57 Уваров Михаил 14 лет
58 Усманов Дмитрий 17 лет
59 Усов Сергей 17 лет
60 Федин Константин 16 лет
61 Фунтиков Владимир 24 года
62 Хлевчук Игорь 18 лет
63 Чеботарёв Олег 20 лет
64 Чернышёв Виктор 42 года
65 Шабашов Игорь 19 лет
66 Шагин Игорь 18 лет

Источник: «Мемориал памяти погибших»[18] и «Официальный список жертв матча „Спартак“ — „Хаарлем“»[19].

Мемориалы и память

  • 22 октября 1992 года, к десятилетию со дня трагедии, у западных трибун Лужников был установлен памятник «Погибшим на стадионах мира».
  • 20 марта 2007 года телекомпанией НТВ был показан документальный фильм «Роковой гол» из цикла «Победившие смерть», рассказывающий о трагедии в Лужниках[20].
  • 20 октября 2007 года, в день двадцатипятилетия трагедии, в Лужниках состоялся матч памяти погибших между ветеранами московского «Спартака» и голландского «Хаарлема»[13].
  • В октябре 2007 года в Голландии была опубликована единственная книга об этой трагедии — «Drama in het Lenin-stadion»[21].
  • В 2008 году телеканал ESPN Classic показал в Европе документальный фильм «Русская ночь, скрытая футбольная трагедия» (Russian Night, the hidden football disaster).

См. также

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 Зайкин, В.. Трагедия в Лужниках. Факты и вымысел, Известия (20 июля 1989). Проверено 6 февраля 2012.
  2. ↑ 1 2 3 Wilson, Jonathan. After England, more tears fall on Moscow's plastic pitch  (англ.), The Guardian (22 October 2007). Проверено 1 февраля 2012.
  3. ↑ 1 2 Кучеренко, О.. Холодная погода - горячая игра, Советский Спорт (21 октября 1982). Проверено 6 февраля 2012.
  4. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Дзичковский, Евгений. Трагедия в Лужниках, СБ-Беларусь Сегодня (16 марта 2002). Проверено 10 февраля 2012.
  5. ↑ 1 2 3 Riordan, Jim. Moscow's secret tragedy - hundreds of fans crushed to death  (англ.), The Observer (4 May 2008), стр. 4. Проверено 6 февраля 2012.
  6. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Логунов, Виктор и Медведкин, Константин. Никто не хотел убивать. Лужники: по-прежнему «Черная тайна»?, Московский Комсомолец (21 июля 1990), стр. 2. Проверено 6 февраля 2012.
  7. ↑ 1 2 Есенин, Константин. Счёт на секунды, Футбол-Хоккей (24 октября 1982). Проверено 6 февраля 2012.
  8. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Микулик, Сергей и Топоров, Сергей. Черная тайна Лужников, Советский Спорт (8 июля 1989), стр. 1, 4. Проверено 6 февраля 2012.
  9. ↑ 1 2 3 4 5 6 Зайкин, В.. Эхо трагедии, Известия (31 августа 1989). Проверено 6 февраля 2012.
  10. ↑ 1 2 3 4 У кого нет памяти, тот не живет, Советский Спорт (23 июля 1989). Проверено 6 февраля 2012.
  11. ↑ Просветов, Александр. Жизнь за «Спартак», Спорт-Экспресс (23 октября 2007), стр. 16. Проверено 6 февраля 2012.
  12. ↑ Трагическая дата, Газета.Ru (20 октября 2003). Проверено 2 февраля 2012.
  13. ↑ 1 2 3 В день скорби футболисты сыграли вничью, НТВ (20 октября 2010). Проверено 2 февраля 2012.
  14. ↑ Редактор Blues fans Luzhniki tribute  (англ.). The Official Site of Chelsea Football Club (19 October 2010). Архивировано из первоисточника 2 июня 2012. Проверено 12 февраля 2012.
  15. ↑ Collett, Mike. Analysis: Fans, not constructors responsible for Egypt deaths  (англ.), Рейтер (1 February 2012). Проверено 18 февраля 2012.
  16. ↑ 1 2 3 Микулик, Cергей. Свидетель, которого не хотели заметить, Советский Спорт (22 июля 1989). Проверено 6 февраля 2012.
  17. ↑ 1 2 3 4 5 Матч памяти — каким ему быть, Советский Спорт (21 июля 1989). Проверено 6 февраля 2012.
  18. ↑ Мемориал памяти погибших. Проект «Двадцатое число» (2007). Архивировано из первоисточника 2 июня 2012. Проверено 4 февраля 2012.
  19. ↑ Официальный список жертв матча «Спартак»-«Хаарлем», Газета.Ru (19 октября 2002). Проверено 8 февраля 2012.
  20. ↑ Победившие смерть. Список серий. Управление продажи лицензионных прав НТВ. Архивировано из первоисточника 2 июня 2012. Проверено 2 февраля 2012.
  21. ↑ Tol, Iwan Drama in het Lenin-stadion. — Амстердам: Nieuw Amsterdam, 2007. — 158 p. — ISBN 978-90-468-0286-1

Ссылки

  • Двадцатое число— проект памяти погибших в «Лужниках» 20 октября 1982 года. Содержит список погибших с фотографиями, архив прессы и видеоархив о трагедии.

dic.academic.ru

Трагедия в Лужниках 20 октября 1982 года.

StadionТрагедия в Лужниках 20 октября 1982 года — массовая давка с человеческими жертвами, произошедшая на Большой спортивной арене (БСА) Центрального стадиона им. В. И. Ленина (сейчас — стадион «Лужники») в Москве в конце первого матча 1/16 розыгрыша Кубка УЕФА между футбольными клубами «Спартак» Москва (СССР) и «Хаарлем» (Нидерланды).В давке погибли 66 болельщиков «Спартака», многие из которых были ещё подростками. Эта давка стала самым трагическим случаем в истории советского и российского спорта.Информация о количестве жертв этой трагедии появилась в советской печати лишь семь лет спустя, в 1989 году.Накануне матча в Москве выпал первый снег. А сам день игры, среда, 20 октября 1982 года, выдался на редкость морозным (-10°С) для середины октября. Поэтому из 82,000 билетов на матч удалось распродать лишь около 16,500 (по некоторым данным −16 643 билета). В 1982 году стадион ещё не был оборудован крышей над трибунами. К началу игры, успели очистить от снега и открыть для болельщиков только две трибуны: «С» (восточную) и «А» (западную). Обе трибуны вмещали по 23,000 зрителей, что было значительно больше, чем количество проданных билетов. Во время матча на трибуне «А» находилось лишь около 4 тысяч зрителей, большинство болельщиков (около 12 тысяч) предпочло трибуну «С», которая расположена ближе к метро. Подавляющее большинство болельщиков пришло поддержать «Спартак», голландских болельщиков было всего около сотни. От каждой трибуны к выходам со стадиона вели по две лестницы, находящиеся в разных концах подтрибунного коридора.Матч начался в 19:00. Уже на 16-й минуте игры Эдгар Гесс забил со штрафного первый гол в ворота «Хаарлема». Ближе к концу матча, не ожидая больше голов, значительная часть (к тому времени довольно замёрзших) болельщиков стала покидать свои места на трибунах и направилась к выходам. Большинство болельщиков трибуны «С» двинулось к лестнице № 1, которая находилась ближе к метро. Всего за 20 секунд до финального свистка Сергей Швецов забил в ворота «Хаарлема» второй гол. Приблизительно в это же время на Лестнице № 1 трибуны «С» в подтрибунном пространстве стадиона началась давка, которая привела к гибели 66 болельщиков.Пострадавших в давке увезли на машинах «Скорой помощи» в приёмный покой Института скорой помощи им. Склифосовского. На следующий день секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов побывал в институте, где встретился с некоторыми врачами и родственниками пострадавших. Тела погибших сначала были перенесены к памятнику Ленину у стадиона, а затем были развезены по московским моргам и, после проведения судебно-медицинской экспертизы и опознания, возвращены родственникам для захоронения.Единственное сообщение о трагедии было напечатано на следующий день на последней полосе газеты «Вечерняя Москва» под заголовком «Происшествие»:«20 октября 1982 г. после футбольного матча на Большой спортивной арене Центрального стадиона имени В. И. Ленина при выходе зрителей в результате нарушения порядка движения людей произошел несчастный случай. Имеются пострадавшие. Проводится расследование обстоятельств происшедшего»Газета «Советский спорт» и еженедельник «Футбол-Хоккей» после трагедии опубликовали (21 и 24 октября) подробные статьи об этом матче (под названиями «Холодная погода — горячая игра» и «Счёт на секунды»), однако умолчали в них о каком-либо несчастье, произошедшем с болельщиками.Футболисты «Спартака» узнали о трагедии от начальника своей команды, Николая Старостина, на следующий день после матча. Согласно некоторым воспоминаниям, радиостанция «Голос Америки», возможно, уже вечером 20 октября сообщила о произошедшем. Однако футболисты «Хаарлема» утверждают, что они впервые узнали о том, что случилось, лишь через семь лет после трагедии.После расследования трагедии следователями Московской городской прокуратуры дело было передано в суд. Все представители потерпевших были ознакомлены с материалами дела. На открытом заседании Московского городского суда 8 февраля 1983 года под председательством судьи В. А. Никитина уголовное дело было заслушано. Суд продолжался всего полтора дня.К уголовной ответственности были привлечены директор Большой спортивной арены стадиона им. Ленина В. А. Кокрышев и главный комендант Ю. Л. Панчихин. 26 ноября им было предъявлено обвинительное заключение и на оставшееся время расследования они были заключены под стражу в Бутырскую тюрьму. Юрий Панчихин был назначен комендантом БСА всего лишь за два с половиной месяца до трагедии. Виктор Кокрышев уже через два дня после трагедии был исключён из рядов членов КПСС. Кокрышев и Панчихин оба были приговорены судом к 3 годам лишения свободы, что являлось максимальным наказанием по статье 172 УК РСФСР об ответственности за халатное исполнение своих служебных обязанностей. Однако в это время вышла амнистия в связи с 60-летием образования СССР. Кокрышев попал под амнистию, как лицо, имеющее правительственные награды, и был освобождён от наказания. Панчихину, в связи с амнистией, срок заключения был сокращен наполовину. Он был отправлен на принудительные работы в Подмосковье, а затем — в Калинин.Также привлечению к уголовной ответственности подлежали заместитель директора БСА К. В. Лыжин и командир подразделения милиции, обеспечивавшего охрану общественного порядка на трибуне «С», майор С. М. Корягин. Но в связи с болезнью обоих (первый, ветеран ВОВ, лег в больницу с инфарктом; а второй был тяжело ранен — толпа швырнула его на бетон, когда он попытался остановить завал) материалы в отношении их были выделены в отдельное производство. Позже оба также попали под амнистию как лица, имеющие правительственные награды.Суд проходил во Дворце культуры строителей в Кунцевском районе, возле станции метро «Молодежная». По окончании суда материалы уголовного дела поступили на хранение в архив Московского горсуда.Хотя суд над виновниками произошедшего был открытым, однако, в прессе о нём не сообщалось. Первая публикация об обстоятельствах и жертвах этой трагедии появилась в прессе лишь шесть лет спустя, 8 июля 1989 года — с наступлением эпохи гласности.В современной западной прессе трагедию в Лужниках нередко сравнивают с трагедией на стадионе «Айброкc» в Глазго (Великобритания), произошедшей 2 января 1971 г., из-за удивительной схожести в некоторых обстоятельствах этих катастроф. В обоих случаях трагедия произошла уже на последних минутах матча, когда сотни зрителей начали спускаться по лестнице и при этом один из них споткнулся и упал, вызвав цепную реакцию падений и последовавшую за ней давку. Также в обоих случаях в давке погибло одинаковое количество болельщиков — 66. И, наконец, оба несчастных случая совпали по времени с неожиданным голом, забитым на последних секундах матча.Как установило следствие, для болельщиков были открыты две из четырёх трибун БСА: «С» и «А», вмещающие по 23 000 зрителей. Однако большинство болельщиков «Спартака» предпочло трибуну «С», так как она находилась ближе к станции метро. Поэтому на трибуне «А» во время матча находилось лишь 3-4 тысячи из приблизительно 16 тысяч зрителей на стадионе. Учитывая небольшое количество проданных билетов, а также необходимость в малые сроки перед матчем очистить трибуны от снега, и избыточное количество мест для болельщиков на двух открытых трибунах, решение администрации об использовании двух трибун из четырёх было признано следствием оправданным.Обстановка на трибунах, по показаниям свидетелей, допрошенных следствием, была довольно напряженной: трибуны не успели полностью очистить и на многих местах ещё оставался снег и лёд, а многие болельщики, пытаясь согреться, приняли значительное количество спиртного. Милиционеров начали массово закидывать снежками и кусками льда, стремясь попасть им по голове, чтобы сбить фуражки. Иногда в милиционеров летели и бутылки. 150 хулиганов за время матча доставили в комнаты милиции, но это лишь раззадоривало других фанатов.За несколько минут до окончания матча многие болельщики потянулись к выходу. Материалами дела было подтверждено, что были открыты все выходы с обеих работающих трибун, о чём годы спустя писали в газеты и сами болельщики. Но основная масса зрителей с трибуны «С» двинулась по Лестнице № 1. Так как люди замерзли, и многие были легко одеты, то все хотели побыстрее попасть в метро; по этой лестнице вниз двигался поток плотно прижатых друг к другу людей.По показаниям очевидцев, на последних ступеньках лестницы упала девушка. Передние остановились и попытались помочь ей подняться, но народ сзади напирал и те, кто попытался помочь, были сразу смяты потоком, повалены и затоптаны. О них продолжали спотыкаться другие, и гора тел росла.Когда произошел завал, давление толпы стало настолько большим, что металлические перила лестницы выгнулись под давлением человеческих тел и люди начали падать вниз на бетонный пол. Некоторых людей это спасло от гибели, а некоторые были раздавлены под грудой падающих тел.По данным следствия, гол Швецова не усугубил положение, а, возможно, даже облегчил его, так как некоторые из зрителей — кто только выходил из многочисленных «люков» верхнего этажа стадиона на галерею к лестнице — кинулись назад и, тем самым, ослабили напор на уже идущих по лестничному маршу. Внизу, в спрессованной массе людей, при давке, развернуться и, тем более, создать встречный поток, было абсолютно невозможно.Следствие установило, что во время давки на лестнице находились только болельщики, милиционеров не было, о чём свидетельствовал и тот факт, что среди погибших не было сотрудников милиции. Также было установлено, что лестница, где произошел завал, находилась под навесом и была совершенно сухой. Наледь и снег были на трибунах, но не на лестнице, где произошла трагедия. Каких-либо фактов того, что кто-то из сотрудников БСА или милиции подгонял болельщиков к выходу, также выявлено не было. Наоборот, следствие отметило, что решение администрации продолжить видеотрансляцию на стадионном табло, показав, после финального свистка, уход команд с поля и небольшой мультфильм, смогло удержать на трибунах часть болельщиков, что подтвердили и сами выжившие.После проведения тщательного расследования (было допрошено 150 свидетелей, материалы уголовного дела занимают 10 томов) Московская прокуратура передала дело для рассмотрения в суд.Согласно некоторым публикациям, следователь А. Л. Шпеер, в беседах с защитниками обвиняемых, признавал, что следствие не обнаружило каких-либо веских причин для предъявления обвинения их подзащитным, однако вынуждено было сделать это для того, чтобы «успокоить общественное мнение». По этой же причине, согласно этим публикациям, и для предотвращения возможности самосуда со стороны фанатов «Спартака», В. А. Кокрышев и Ю. Л. Панчихин на время расследования были заключены под стражу.

Мемориалы и память22 октября 1992 года, к десятилетию со дня трагедии, у западных трибун Лужников был установлен памятник «Погибшим на стадионах мира».20 марта 2007 года телекомпанией НТВ был показан документальный фильм «Роковой гол» из цикла «Победившие смерть», рассказывающий о трагедии в Лужниках.20 октября 2007 года, в день двадцатипятилетия трагедии, в Лужниках состоялся матч памяти погибших между ветеранами московского «Спартака» и голландского «Хаарлема».В октябре 2007 года в Голландии была опубликована единственная книга об этой трагедии — «Drama in het Lenin-stadion».К двадцатипятилетию трагедии Андрей Алексин, Сергей Фисун и Антон Хабибулин записали песню под названием «Двадцатое число».В 2008 году телеканал ESPN Classic показал в Европе документальный фильм «Русская ночь, скрытая футбольная трагедия» (Russian Night, the hidden football disaster).

Похожее

d-pankratov.ru

20 октября 1982 года, СПАРТАК

СЧЕТ НА СЕКУНДЫ

Футбол. Хоккей, 24 октября 1982 годаКоличество просмотров: 7835

Фото

ДО ИГРЫ

Начать, наверное, надо с того, что «Спартак» никак нельзя назвать удачливым в жеребьевке. Более чем четвертьвековая практика европейских клубных турниров давно уже четко определила преимущество выступления в первой встрече на поле соперника и, наоборот, сложности, возникающие у команды, которая проводит на поле соперника не первый, а второй ответный матч двухраундового поединка. Так вот «Спартаку» уже в четырнадцатый раз за время его выступлении в турнирах приходится проводить первый раунд у себя, когда ознакомление с манерой игры, со слабыми и сильными сторонами соперника неизбежно отнимает время от решения тактических задач, от налаживания комбинационной игры. Только 5 раз, причем, как на грех, почти всегда с заведомо более слабыми клубами («Жевесс», Люксембург, АИК, Стокгольм, ОФК, Белград) он получал возможность тратить драгоценное время на разведку не у себя, а на поле партнера.

И вот уже шестой(!) раз подряд «Спартак» дает определенную фору сопернику, проводя первый матч у себя.

За примером того, чего это стоит, ходить недалеко. В сутолоке неведомых диспозиций «Спартак» уже в начале игры с «Арсеналом» проигрывал 0:2. А общий итог двух встреч — 8:4 в его пользу. Хорошо все то, что хорошо кончается. Жаль, что УЕФА не упорядочит в этом смысле жеребьевку. На сей раз оргкомитет, правда, вмешался, но вновь не в нашу пользу. Привилегия проводить второй матч на своем поле была получена «Спартаком» по жребию, но отнята по одному из весьма второстепенных обстоятельств.

Не повезло в этот день и с погодой. Утепленная форма игроков нет-нет, да и скрадывала необходимые для точных комбинаций доли секунд. Пожалуй, «Спартаку» не повезло больше. Тонкая комбинационная вязь — это основа его игры. А гости, наверное, больше приучены к футболу в снежных условиях, в Голландии зимой прекрасно уживаются и футбол, и коньки.

ИГРА

Москвичи решили начать без особых затрат времени на разведывательные действия. На 5-й минуте Швецов выходил на верную позицию, но Хаар в отчаянном прыжке успел выбить мяч у него из-под ног к своему вратарю.

Через минуту Родионов выходит один на один с Метгудом, но проигрывает ему гонку к мячу, ускользнувшему несколько быстрее к воротам, чем того хотелось форварду. Еще через минуту хорошая подача Романцева в центр штрафной площади, но снова кто-то упускает улыбавшееся мгновение.

«Хаарлем» защищается хладнокровно и умело. Все игроки обороны четко держат свои участки, играют смело и достаточно резко. На 16-й минуте Романцев выводит отличной передачей вперед Швецова, того сбивают, и спартаковцы получают право на штрафной удар вблизи от линии штрафной площади. Следуют два ложных разбега, а право пробить, оказывается, было доверено Гессу. Сильный удар, мяч попадает в перекладину, от нее — во вратаря и пересекает линию ворот.

По моему счету это четвертый гол «Спартака», забитый со штрафного в этом сезоне. Но розыгрыш стандартных положении — не главный козырь «Спартака». От него всегда ждут быстрых, логичных и одновременно эффективных комбинаций. Такая игра у спартаковцев, однако, не пошла.

Голландцы глазом не моргнули, не изменили своему хладнокровию, спокойствию, своей рассудочной игре. Постепенно становится ясным рисунок их действии в атаке. Клетон (№ 10) — диспетчер, Беклинг ( № 9) хоть и не атлет, но играет роль типичного центрфорварда, настойчив, смел в борьбе за мяч, отвлекает внимание двух-трех защитников «Спартака». Хорошо бьет с дальних позиций Нейхолт (№ 4). Но Дасаев, не в пример своей недавней игре с «Араратом», собрав, все время начеку.

А вот разобраться в слабостях плотной обороны голландцев, а ведь они наверняка есть, очень долго «Спартаку» не удается. Вот оно — преимущество первой игры на выезде!

Огоньки на табло, обозначающие минуты, все набегают и набегают, вот их уже двадцат ь пять, тридцать, сорок, а реа льных выгод из своего наступления «Спартак» извлечь не может.

Второй тайм гости начинают с атак. Атака не очень мощные, но достаточно четкие и затяжные. Игроки обороны «Хаарлема» часто выходят вперед. Не говоря уже о Хааре, который в этом матче ве посрамил своего звания лучшего игрока Голландии - он бесспорно столп обороны, но не отсиживается в тылах, часто выходит вперед. Вперед выходят и Лейснер (№ 5) — левый защитник, и Феркейк (№ 3).

Разобраться в том, кто окажется наиболее опасным из игроков второго эшелона, не так просто, и защита «Спартака» все время была под немалым напряжением. Боязнь пропустить гол, который в дальнейшем может сыграть роковую роль, как он, например, сыграл в матче тбилисских динамовцев с «Наполи», мешает полузащитникам «Спартака» усиливать атакующий потенциал команды. Некоторое время атакует «Хаарлем», а «Спартак» уповает на контратаку. Но потом снова москвичи берутся за свое.

Нa 58-и минуте спартаковцы вновь бьют штрафной недалеко от ворот Метгуда, но разыгрывают его иначе - следует переброс через «стенку», но чувствуется явная недоработка комбинации. На 66-й минуте — коварным дальний удар Гесса, до мяча Метгуд дотянулся с трудом. Спустя четыре минуты Черенков хорошо обыграл двух голландских защитников, но промедлил с ударом. На 78-й минуте Черенков дает отличный пас Гаврилову, кажется, гол неминуем... но это только кажется.

В свою очередь, игроки «Хаарлема» становятся в контратаках еще настойчивее, явно пытаются поймать защитников «Спартака» на ошибке — ведь время идет, и все оно, уходящее, в пользу голландской команды.

Ближе к концу «Спартак» перехватывает инициативу. Игроки поняли, что надо срочно делать то, что в ответном матче будет вдвое труднее. Но привычной легкости комбинации все нет и нет. За две минуты до конца Родионов упускает отличную возможность забить гол, снова, как в начале матча, проигрывая дуэль Метгуду. Счет уже идет на секунды, основное время кончилось, идет добавленная судьей минута, затраченная на выяснение состояния здоровья одного из упавших в середине второго тайма голландских игроков. Еще одна атака «Спартака», защитник без тени сомнения бьет на угловой — остались секунды... Но угловой подан, а мяч — в воротах «Хаарлема». Это высоко выпрыгнувший Швецов принес долгожданный второй гол.

ПОСЛЕ ИГРЫ

После игры захотелось выяснить подробности второго, столь важного гола в ворота «Хаарлема». Повтора по телевидению на стадионе увидеть не удается, а путь до дома далек.

Спрашиваю у игроков в раздевалке: «Кто подавал угловой?».

Гаврилов: «По-моему, Гесс...».

Швецов: «Нет, не Гесс, Гесс мне очень помог — он вовремя пробежал перед вратарем, отвлек и его, и защитников, пытавшихся сделать ему офсайд. А вот кто подавал — не видел».

Черенков: «Сочнов подавал»...

По моему счету киевское «Динамо» в этом сезоне использовало по меньшей мере 7—8 угловых, «Спартак» от силы — два. Наш чемпион в этом году очень хорошо использовал стандартные положения. Именно так выиграл финал Кубка СССР, именно так выиграл как бы повторный финал, когда играл в Москве на стадионе «Торпедо», словом, много очков набрал таким образом.

И наш вице-чемпион на этот раз сыграл «по-киевски». Вовремя сыграл. И успешно. И это хорошо, потому что в футболе надо уметь использовать все шансы.

Будем надеяться, что во втором матче «Спартак», как и в Лондоне, не изменит свой атакующий почерк. Но надо помнить и то, что «Хаарлем», будучи достойным представителен голландского футбола, команда несомненно квалифицированная и мужественная.

К. ЕСЕНИН

http://www.klisf.info/inter/ek/ek82_13.htm

ПОМНИМ

Спорт-Экспресс, 25 октября 2007 годаКоличество просмотров: 1311

Фото

ПОМНИМ

Возле памятника в Лужниках жертвам трагедии, происшедшей там четверть века назад, утром минувшей субботы выстроилась вереница людей с цветами. К монументу пришли не только родственники тех, чья жизнь оборвалась в страшной давке под занавес матча Кубка УЕФА "Спартак" - "Харлем", и не только официальные лица. Совсем еще молодые болельщики в красно-белых шарфах несли красные и белые гвоздики и розы тем, кто навсегда остался их сверстниками, кто тоже любил "Спартак", кто поддерживал его и в горе, и в радости, хотя и в другой для нашей страны жизни.

Цветы к монументу возложили ветераны двух клубов, в том числе участники матча 25-летней давности. Чуть позже они вышли на поле перед встречей чемпионата России "Спартак" - ФК "Москва", чтобы выразить сострадание близким погибших, чтобы память была жива, чтобы не глушилась она из-за чьей-то корысти, прикрываемой некими высшими государственными интересами, чтобы стало в нашей жизни хоть немного меньше бездушия.

ГОЛЛАНДСКИЕ УРОКИ

Идея проведения ветеранского матча родилась, к сожалению, не у нас, а в Голландии. Во всяком случае, там о ней раньше объявили. Она принадлежит двум братьям Страйс - Эдвину главному редактору журнала Sport Week, и Майклу ответственному за развитие спорта в городском совете Харлема. Эти болельщики "Харлема" с большим стажем прилетели прошлой зимой в Россию и донесли свое предложение до руководства "Спартака", а у себя на родине открыли банковский счет для пожертвований, который назвали То Moscow with love ("В Москву с любовью"). Накануне матча в посольстве Нидерландов в РФ активистам комитета, созданного родственниками погибших, был вручен сертификат на сумму 5 тысяч евро, которую голландцы предложили использовать для обновления памятника в Лужниках.

Такую же сумму они передали во время матча реабилитационному центру для бездомных подростков, что, впрочем, с событиями 20 октября 1982 года никак не связано.

Хотя если разобраться, то голландцы никоим образом не причастны и к тому, что тогда произошло. Никто из подданных королевы Нидерландов не имел отношения к советскому милицейскому произволу, который стал, по общему теперь мнению, причиной трагедии. Футбол вообще не был повинен в том несчастье. Просто так совпало, что "Харлем" играл со "Спартаком" тогда, когда случилась беда. Причем в Стране тюльпанов о ней и узнали-то только спустя семь лет.

Родственник одной из жертв в беседе со мной задался вопросом: "Почему вдруг о нас теперь вспомнили голландцы и какую цель они преследуют?" Ответ искать даже не хочется. Может быть, инициаторы акции и впрямь получили какую-то рекламную отдачу, но в данном случае это не имеет никакого значения. Просто сегодня голландцы не только преподают нам уроки футбола, но и ненавязчиво предлагают поучиться небезразличию к чужому горю.

Впрочем, наверное, я сгущаю краски. Пресс-атташе "Спартака" Владимир Шевченко заверил меня, что клуб, безусловно, и без голландского участия особо отметил бы печальную дату, что на эти цели в бюджете были заложены средства, но иностранцы, которым надо было заранее решить вопрос о том, кто будет спонсировать поездку ветеранов "Харлема" в Москву, еще зимой выступили с предложением, которое, естественно, было принято. С другой стороны, вопрос о реконструкции памятника поднимался с 2004 года, но упирался в препятствия юридического свойства. В преддверии 25-й годовщины "Спартак" совместно с "Лужниками" заменил верхнюю часть пьедестала, так что вопрос о ремонте памятника с повестки дня снят.

СНЕЖКИ КАК ОРУДИЕ ПРОТЕСТА

 Мы вполне могли бы быть на их месте. Мы - это трое 26-летних друзей, которые пошли 20 октября 1982 года на матч "Спартак" - "Харлем". 1 ноября автор этих строк улетал на работу корреспондентом ТАСС в Бенин, и это был прощальный для меня поход на футбол вместе с Артемом и Михаилом. Человеческая память хранит не все детали. Но многое из того вечера запало в нее навсегда.

Почти всех зрителей разместили на Восточной трибуне, которая теперь называется трибуной С. Сидеть было тесновато, зато милиции не надо было распылять силы. Раздвижные решетки при входе на сектор вдруг закрыли, оставив небольшой проем размером с калитку. Это "рационализаторство" облегчало блюстителям порядка проверку паспортов у молодых людей. Несовершеннолетних без сопровождения взрослых тогда на вечерние мероприятия не допускали, а в такую щель разве что мышь проскочит. Кричать на стадионе возбранялось. С трибуны за всякие возгласы выводили то одного, то другого. В ответ, благо как раз выпал мокрый снег, в милиционеров полетели снежки. Сначала были робкие одиночные попытки, но постепенно обстрел усилился. Милиция еще не перешла на зимнюю форму одежды, так что ее служащие были в фуражках. После метких бросков с разных сторон они слетали с голов под радостный смех.

- Милиция по-настоящему растерялась - и произошло немыслимое: она ретировалась с трибуны, - уточнил Артем Петров, ныне ученый Калифорнийского университета, которому я позвонил в США. - Народ принялся праздновать победу над тиранами. Но главное, помню, что после финального свистка я убеждал вас с Мишей: "Не надо спешить, пусть толпа рассосется". Когда мы в конце концов спустились в подтрибунный коридор, ты возмутился, что милиционер схватил за шарф подростка. Он в ответ: "Да вы посмотрите, что там творится!" А пацана почему-то отпустил.

Этого я, честно говоря, не помню. Зато не забыл, как два милиционера несли солдата, который безжизненно провис в шинели, как в гамаке.

- Нас вернули на трибуну, где мы просидели еще четверть часа, а потом вышли на улицу через другой сектор, - продолжил Артем. - Издали увидели, что на поручнях лестницы лежали, перегнувшись телами, люди. И мы поняли: они мертвы. В газетах на следующий день ничего не сообщалось. Узнали потом, что произошло, по "вражеским голосам", от разных знакомых.

- Погода была мерзкой, а игра в целом понурой, - сказал Михаил Снятковский, ныне генеральный директор московского представительства крупной датской фирмы. - Все замерзли. Некоторые зрители тайком выпивали - тогда пронести с собой было гораздо проще, чем теперь. В милиционеров швыряли даже ледышками. Второй гол в ворота "Харлема", забитый на последней минуте Швецовым, вызвал неимоверное ликование. Всех охватила эйфория. Люди, уже покинувшие сектор, кинулись назад, чтобы узнать, что произошло, а, может быть, если повезет, то и посмотреть повтор на световом табло.

Сергей Швецов, ныне работающий в сфере торговли, рассказал мне, что узнал о трагедии на следующий день после матча от Николая Петровича Старостина. Вместе с тем автор знаменитой фразы: "Лучше бы я тот гол не забивал", - признался, что возвращаться мысленно к тому дню ему неприятно.

- Почему не спрашивают, как я четыре гола "Нефтчи" забил? Нет, всех интересует "роковой гол". У меня такая работа была - голы забивать. А осадок тем не менее на всю жизнь остался.

- Выйдя со стадиона, мы увидели кошмарное зрелище: на перилах висели бездыханные тела, а рядом была только одна карета "Скорой помощи", - уточнил мой приятель Снятковский.

- Потом по дороге к "Спортивной" мы встретили целую колонну медицинских машин...

- Вот этого я не помню. Но мы точно были потрясены. Ехали в метро молча - про матч вообще забыли. А приехав домой, стали созваниваться и спрашивать: "Ну ты как, отошел?" Состояние было жуткое. До сих пор страшно вспоминать. А ведь мы, собственно, и не попали в тот ад.

Я изложил наши впечатления, право, не из хвастовства. Это не заслуга - оказаться в эпицентре землетрясения и уцелеть, потому что тяжелые балки и плиты свалились не на тебя. Но перед глазами до сих пор стоит картина: на лестнице лежит груда тел, головами вниз. Некоторые люди с огромным трудом поднимаются и ковыляют, прихрамывая, подальше от этого ужаса...

КОМЕНДАНТ В РОЛИ СТРЕЛОЧНИКА

...Михаила Зазуленко после матча "Спартак" - "Харлем" ждал дома накрытый стол - парню исполнилось восемнадцать.

- В гибели наших детей однозначно повинна милиция, - сказал мне его отец Юрий Леонидович Зазуленко. - Я тогда сам работал в КГБ и имел возможность очень подробно ознакомиться с обстоятельствами дела, видел фотографии с места события. Ключ от решетчатых ворот был у майора, который их запер и ушел. Остался маленький проем. А толпа напирала, да так, что перила толщиной 20 миллиметров под давлением развернулись. Люди буквально спрессовывались. У всех же одинаковый диагноз - асфиксия, то есть удушье. Конечно, 200 - 300 жертв, о которых доводилось слышать, и тогда скрыть было невозможно, но в цифре "66 погибших" я сомневаюсь.

Столько трупов было в трех моргах, а возили их в четыре. Даже если в четвертый попал кто-то один, то уже 67. На суде нашли стрелочника, а милицию обелили. Еще в силе был министр внутренних дел Щелоков. Когда к власти пришел Андропов (ярый противник Щелокова, он был избран генеральным секретарем ЦК 12 ноября 1982 года. - Прим. А.П.), я надеялся, что он раскрутит это дело. Но Андропову было не до нас. С другой стороны, нам надо было написать ему, в этом случае он, может, и занялся бы вплотную нашим делом, но мы не сообразили.

Вопросы остались. Одни говорят о двух столкнувшихся людских потоках, а Владимир Алешин, например, возглавивший споткомплекс "Лужники" в декабре 1982-го, на недавней встрече с журналистами "СЭ" сказал, что милиция хотела вытащить из толпы злоумышленников, швырявшихся снежками, но болельщики крепко взялись за руки. Кто-то на обледеневшей лестнице поскользнулся... Показательно между тем, что все сегодня винят правоохранительные органы, те же остались как бы и ни при чем.

На скамье подсудимых оказались руководители стадиона: директор, его заместитель и комендант. Первые двое приговора избежали (по словам Алешина, заму, ветерану Великой Отечественной, помогли, в частности, боевые награды). За всех отдувался комендант, осужденный на три года, но в связи с амнистией отбывший половину срока.

Этого человека я встретил в минувшую пятницу на приеме в посольстве Нидерландов. Мы побеседовали, хотя он и заметил, что с журналистами-соотечественниками вот уже 25 лет не общался. В разговор решительно вмешалась супруга: "Не хочу, чтобы внуки это читали. Мы и без того настрадались. С отметкой о судимости в паспорте ни на одну ответственную работу не брали". Я обещал фамилию в газете не называть.

- Когда произошла трагедия, милиции на месте не было: ее направили к автобусу голландцев, - сказала жена экс-коменданта. - А козлом отпущения сделали моего мужа, как самого молодого - ему тогда немного за тридцать было.

- Мне предъявили смехотворные обвинения, - подчеркнул бывший комендант. Один из пунктов гласил, что я не смог установить правильных отношений с правоохранительными органами. На самом деле беда случилась из-за того, что милиция с самого начала нагнетала обстановку, ее сотрудники вели себя нетактично по отношению к болельщикам.

Трудовой коллектив был готов взять меня, как тогда было принято, на поруки, но Алешин отказался подписать письмо.

ЖИЗНЬ ЗА "СПАРТАК"

Примечательно, что родственники погибших не держат зла на коменданта. "Мы, родители, его не виним", - прямо заявила мне Раиса Михайловна Викторова, потерявшая 25 лет назад единственного сына и возглавившая неформальный комитет отцов и матерей.

- Когда в первый раз в прокуратуру вызвали, у нас образовалось ядро активистов из пяти человек, - рассказала она. - Позже присоединились другие - стало человек двадцать. Среди пострадавших ведь не только москвичи были, но и жители Куйбышева, Тамбова, Рязани, подмосковных Чехова, Серпухова.

- После того матча я всю ночь искала своего Олега, студента 3-го курса Московского института радиотехники, электроники и автоматики. Ему в августе 20 лет исполнилось. Звонила в больницы, обратилась в милицию. "Да он с какой-нибудь девочкой, а вы волнуетесь", - сказали мне. В морг Олег поступил в шесть утра. Значит, всю ночь пролежал возле памятника Ленину, где трупы сложили штабелями. Я это из материалов дела узнала, с которыми следователь предложил ознакомиться.

- Моего Володю на футбол одного не пускали - он еще в 8-м классе учился, - поделилась воспоминаниями Светлана Григорьевна Аникина. - Так ему друзья посоветовали: попроси кого-нибудь из взрослых сказать при входе, что ты с ним. Утром я помчалась в "Склиф" и вдруг встретила там Андропова (к тому моменту он был секретарем ЦК КПСС, руководство КГБ Андропов оставил в мае 1982 года. - Прим. А.П.). Он в коридоре с главврачом беседовал. Спросил, что я здесь делаю. Ответила, что слышала, будто сюда привезли погибших детей. Андропов отдал указание помочь. И бросил фразу: "Там очень много трупов".

- Муж, уходя, сказал: "За "Спартак" я жизнь отдам", - поведала Гузель Талиповна Абдулина. - Кто бы мог подумать, что его слова окажутся пророческими. Я осталась с сыном четырех с половиной лет на руках.

- Олег особо футболом не интересовался, - заметила, в свою очередь, Нина Максимовна Борисова. - Он хоккеем занимался. Но в комитете комсомола техникума выдавали билеты на матч с напутствием: "Вы должны поддержать нашу советскую команду". И сын сказал, что не может не пойти. А после из наших детей стали сознательно делать хулиганов.

- Требовали принести характеристики с места учебы, у погибших брали анализ на содержание алкоголя, а мужьям, состоявшим в КПСС, говорили: "Уймите ваших жен", - грозили исключением из партии, придерживали при продвижении по службе, - до сих пор возмущается Нина Алексевна Новоструева, чей сын Михаил тоже был учащимся техникума.

Заседание суда, назначенное поначалу в центре Москвы, перенесли в район станции метро "Молодежная", в то время далекую окраину города. Женщины рассказали, что шли, как преступницы, сквозь длинный строй.

- Власти боялись не нас, а выступления спартаковских болельщиков, - заметила Раиса Викторова. - Меня на суд вообще не пускали, поскольку повестку прислали только на имя мужа. Я скандал закатила. Мне все равно в тот момент было. Времени еще мало прошло, и мы готовы были всю милицию растерзать. Дело состояло из 12 томов. Тем не менее суду хватило одного дня. Пришли к выводу, что произошел просто несчастный случай, и наказали одного коменданта. Много лет спустя следователь по фамилии Шпеер, который занимался нашим делом, тяжело заболел. Его замучила совесть, и он хотел извиниться перед нами, родителями, за то, что пошел на поводу у властей, да не успел. А мы с первого дня знали, что виновата милиция. Когда через год пришли к месту гибели наших ребят, чтобы почтить их память, кругом стояли кагэбэшники с непроницаемыми лицами в черных пиджаках и галстуках. Нам даже цветы не позволили возложить. Мы кидали их через заграждение. Всяческие препятствия чинили почти десять лет. К десятой годовщине в Лужниках был воздвигнут мемориал, и я низко кланяюсь людям, которые обратили на нас внимание, нашли спонсоров.

- Как в дальнейшем сложилась ваша жизнь?

- Спустя пять лет ушел из жизни муж, и я осталась одна. Теперь мне 70. Живу на пенсию в 3 тысячи рублей. Новоструевы позже родили двоих, Гузель Абдулина вышла замуж, создала новую семью, но большинство, как и я, потеряло единственных сыновей.

- Генеральный директор "Лужников" Владимир Алешин говорил, что спорткомплекс материально поддерживал семьи, потерявшие кормильца, пока дети не выросли.

- Это действительно так. Гузель, оставшаяся одна с ребенком, получала помощь (Абдулина даже цифру помнит - 132 рубля, из которых примерно треть платило государство, через полгода ей также новую квартиру предоставили. Прим. А.П.). В Александрове, кажется, были несовершеннолетние дети. Но таких случаев наберется три-четыре. Остальным никто ничего не платил - ни "Лужники", ни "Спартак" (родным пострадавших выделена часть средств от сбора субботнего матча "Спартак" - "Москва". - Прим. А.П.).

- Как собираетесь израсходовать средства, собранные в Голландии? Ведь памятник был недавно отреставрирован.

- Соберемся комитетом и будем решать. Думаю, целесообразно передать их тем родителям, кто по старости уже не в состоянии ухаживать за собой.

У Юрия Леонидовича Зазуленко мой вопрос о помощи вызвал бурные эмоции:

- Нам компенсировали только стоимость одежды, которая была на мертвых, а также оплатили похороны. О какой помощи могла идти речь? Алешин не давал нам десять лет поставить памятник. Лужкова ловили, пока он в футбол играл. Тоже отбрыкивался.

ПАМЯТНИК КРЕПКИЙ, КАК ДУБ

В 80-е годы Георгий Сергеевич Луначарский, по образованию архитектор, возглавлял клуб болельщиков "Спартака". Вместе со скульптором Михаилом Сковородиным они и стали авторами монумента в Лужниках.

- Решение о создании памятника приняло наше болельщицкое объединение, - рассказал Луначарский. - Когда я был у Лужкова, то сказал, что мы хотим сделать памятный знак. Тем самым мы усыпили бдительность властей: они подумали, что мы хотим прикрепить мемориальную доску. Подготовили два десятка вариантов. При этом стремились придать памятнику международное звучание. Потому надпись "Погибшим на стадионах мира" сделана на четырех языках.

- На чьи средства изготовлялся памятник?

- Небольшую помощь оказали "Мосхлебпродукт" и "Мослес", но в основном деньги дали частные лица, болельщики "Спартака". Калужский скульптурный завод, с директором которого был знаком Сковородин, выполнил заказ почти бесплатно. В Лужники памятник привезли на двух "КАМАЗах", когда как раз отмечалась 10-я годовщина трагедии. Это же огромная конструкция - памятник на шесть метров уходит под землю, чтобы стоял крепко, как дуб, который нельзя вырвать. Устанавливали его два специалиста и пять-шесть членов клуба болельщиков целый день - с шести утра до шести вечера. Закончив работу, успели на матч Кубка кубков "Спартак" - "Ливерпуль", в котором наша команда уверенно победила - 4:2. Символично, что и теперь футболисты подарили нам большую победу над Англией.

- В создании памятника вам не препятствовали?

- Были препоны местного масштаба. Но нам помогала виза Лужкова. Да и время уже было другое.

- Вы намекаете на руководство "Лужников"?

- На ту его часть, которая тогда еще не избавилась от старых стереотипов. Но постепенно наши противники изменили свое мнение и теперь признают, что существование памятника и уместно, и почетно для стадиона. Сейчас памятник облагородили, но менять саму композицию было бы, по-моему, неправильно. В конце концов, это художественное произведение. У нас вообще было в планах воздвигнуть рядом памятники лучшим футболистам страны XX века, сделать в Лужниках мемориальный центр.

- Это еще не поздно...

- Я обращался к президенту РФС Мутко. Но надо, чтобы вопрос решил Лужков.

...Ко второму тайму матча памяти между ветеранами "Спартака" и "Харлема" на стадионе собралось порядка пяти тысяч человек - много для такого случая. Людей, которые до прохода в сектора поклонились у памятника жертвам трагедии, никто не считал. Но, покидая Лужники, я из любопытства прошел мимо монумента. Весь постамент был плотным слоем покрыт цветами, флагами и шарфами "Спартака" и России. А транспарант на трибуне гласил: "Помним, а значит, живы".

Александр ПРОСВЕТОВ

http://www.sport-express.ru/art.shtml?148403

ХОЛОДНАЯ ПОГОДА - ГОРЯЧАЯ ИГРА

Советский Спорт, 21 октября 1982 годаКоличество просмотров: 8364

Фото

Как сообщили синоптики, самая низкая температура в Москве 20 октября, по данным многолетних наблюдений, была в 1898 году – 12 градусов мороза. Вчерашний день едва не вышел на этот рекордный уровень холода. В прошлом веке, однако, в столице в футбол ещё не играли, по крайней мере не проводили календарных встреч, а тут пришлось играть не простой матч, а официальный, международный – матч одной шестнадцатой розыгрыша Кубка УЕФА.

Как ни сакраментальна фраза о том, что футбольный матч состоится при любой погоде, приходится её повторять.

Замечено, что, как только футболисты приезжают на стадион, они первым делом идут посмотреть футбольное поле. И это понятно, ведь от его качества зависит качество игры. Когда я спросил капитана спартаковцев Олега Романцева, совершившего эту экскурсию, как ему показалось футбольное поле, он ответил, не задумываясь:

- Вполне хорошее, мягкое, а в такую погоду этого трудно было даже ожидать.

Руководители стадиона в Лужниках объяснили мне, как готовилось поле. Снег, который выпал за день с небольшим до матча, сразу не убирали, и поле находилось под ним, как под одеялом, согревалось. Расчистили его прямо перед игрой, и поэтому-то качество газона оказалось вполне приемлемым.

Оба соперника перед встречей внимательно изучали друг друга. Тренер голландцев посетил Москву, где наблюдал за встречей «Спартак» - «Арарат», а один из спартаковских тренеров побывал в Голландии. Это – Ф. Новиков, который в своё время также выезжал просматривать и «Арсенал». Интересуюсь его мнением о «Хаарлеме». Он говорит:

- Эта команда понравилась мне больше, чем «Арсенал». Она очень мобильна, игроки отлично взаимодействуют друг с другом, у них хорошее взаимопонимание. Особенно сильна оборона.

Но это были всё, так сказать, предварительные впечатления. И вот начался сам матч.

Обе команды для игры изрядно утеплились. Все игроки надели лёгкие тренировочные рейтузы, а многие были в перчатках. Погода вынуждала к этому. Такая экипировка, естественно, мешала футболистам легко и быстро передвигаться по полю. Однако, несмотря на всё это, игра получилась живой, интересной, боевой.

Сразу скажу, что «Хаарлема», хотя клуб и не из знаменитых, подтвердил высокое реноме голландского футбола. Его игроки техничны, хорошо держат мяч, изобретательны, тактически грамотны, особенно при игре в обороне. Гости, видимо, знали, что самое сильное оружие «Спартака» - это быстрые атаки. Поэтому голландские футболисты очень умело перекрывали все возможные зоны прорыва к своим воротам, и москвичи никак не могли, что называется, разбежаться. То и дело кто-либо из наших игроков, владевших мячом, упирался в соперника. Нужны были неожиданные ходы. И вот Поздняков делает длинный острый пас вперёд на свободное место, куда уже устремился Гесс. Тот врывается в штрафную с мячом, но вратарь гостей, разгадав комбинацию, в ногах у спартаковца овладевает мячом.

Спартаковцы продолжают атаковать, и вот уже Гаврилов делает неожиданный и отличный пас на выход Швецову, того сбивают невдалеке от штрафной площади. Судья, разумеется, назначает штрафной удар. Расстояние до ворот чуть больше двадцати метров. Арбитр строг и заставляет «стенку», выстроенную гостями, отодвинуться на положенное девятиметровое расстояние. Швецов, Гаврилов и Гесс «колдуют» у мяча. Первым разбег начинает Гаврилов, но пробегает мимо, за ним движутся Швецов и Гесс, удар наносит Гесс, свой коронный, с левой ноги. Мяч летит над «стенкой», ударяется в перекладину, затем в спину вратаря Метгуда и отскакивает в ворота, 1:0 повёл «Спартак».

До конца тайма спартаковцы провели ещё несколько интересных атак. Но очень удачно на выходах действовал вратарь «Хаарлема». В свою очередь, голландская команда также неплохо и остро атаковала. Гости подолгу разыгрывали мяч, ища удобный момент для удара. Дважды их наносил (и очень опасно) Клетон, но в обоих случаях мяч пролетал рядом со штангой. А в один из м оментов гости ловко вывели к в оротам Кёра, но тот в последний момент поскользнулся и упал. Словом, весь первый тайм шла упорная борьба.

После перерыва накал борьбы оставался таким же высоким. Как ни странно, но второй тайм более уверенно начали гости. Они надолго осадили ворота «Спартака» и действовали, я бы сказал, обстоятельно, к счастью для москвичей, играли они, что называется, без ворот, другими словами, практически не били по воротам.

Спартаковцы в эти моменты отвечали лишь контратаками. Голландцы демонстрировали отличную физическую подготовку, действовали в обороне плотно, большими силами, и москвичам поэтому приходилось очень и очень нелегко. К тому же спартаковцы в поисках выгодных моментов для нанесения ударов часто передерживали мяч. Так, к примеру, Швецов и Черенков оказывались в очень выгодных ситуациях, когда можно уже было нанести, казалось бы, верный удар, но они хотели ещё улучшить свою позицию, делали лишнее движение и теряли мяч.

Постепенно инициатива полностью перешла к хозяевам поля. Голландцы, однако, оборонялись умело, удачно действовал их вратарь Метгуд. Москвичи к тому же упустили ряд выгодных моментов, в частности, Родионов из выгодных положений по крайней мере дважды не сумел (или не смог) поразить ворота.

К чести спартаковцев надо сказать, что они вели борьбу до самого конца: да, упускали выгодные моменты, но команда рук не опускала и шла вперёд. И в конце концов энтузиазм москвичей, их настроенность на борьбу принесли желанный результат. На последней минуте встречи спартаковцы подавали угловой, в штрафной гостей завязалась жаркая воздушная хватка, и Швецов, которые в последние месяцы стал лучшим бомбардиром «Спартака» и на этот раз выручил свою команду. Его точный удар головой принёс спартаковцам желанный второй гол.

2:0 – с таким запасом поедет теперь «Спартак» на ответный матч в Голландию. Он состоится 3 ноября. Думается, что у москвичей есть все шансы, чтобы добиться общего успеха по сумме двух встреч.

О. КУЧЕРЕНКО

http://www.klisf.info/inter/ek/ek82_13.htm

www.spartakmoskva.ru

Трагедия в Лужниках (1982) Википедия

Трагедия в «Лужниках» — массовая давка с человеческими жертвами, произошедшая на Большой спортивной арене (БСА) Центрального стадиона им. В. И. Ленина (сейчас — стадион «Лужники») в Москве в конце первого матча 1/16 розыгрыша Кубка УЕФА между футбольными клубами «Спартак Москва» (СССР) и «Хаарлем» (Нидерланды) 20 октября 1982 года.

В давке погибли 66 болельщиков «Спартака»[1], многие из которых были ещё подростками. Эта давка стала самым трагическим случаем в истории советского и российского спорта[2].

Информация о количестве жертв этой трагедии появилась в советской печати лишь семь лет спустя, в 1989 году.

События

Накануне матча в Москве выпал первый снег. А сам день игры — среда, 20 октября 1982 года — выдался на редкость морозным (−10 °С)[3] для середины октября. Поэтому из 82 000 билетов на матч[1] удалось распродать лишь 16 643[4][5]. В 1982 году стадион ещё не был оборудован крышей над трибунами. К началу игры успели очистить от снега и открыть для болельщиков только две трибуны: «С» (восточную) и «А» (западную)[1][5]. Обе трибуны вмещали по 23 000 зрителей[1], что было значительно больше, чем количество проданных билетов. Во время матча на трибуне «А» находилось лишь около 4 тысяч зрителей[1][5], большинство болельщиков (около 12 тысяч) предпочло трибуну «С»[1][5], которая расположена ближе к метро[1]. Подавляющее большинство болельщиков пришло поддержать «Спартак», голландских болельщиков было всего около сотни[5][6]. От каждой трибуны к выходам со стадиона вели по две лестницы, находящиеся в разных концах подтрибунного коридора[7].

Матч начался в 19:00. Уже на 16-й минуте игры Эдгар Гесс забил со штрафного первый гол в ворота «Хаарлема»[8]. Ближе к концу матча, не ожидая больше голов, значительная часть к тому времени довольно замёрзших болельщиков стала покидать свои места на трибунах и направилась к выходам. Большинство болельщиков трибуны «С» двинулось к лестнице № 1, которая находилась ближе к метро[1]. Всего за 20 секунд до финального свистка Сергей Швецов забил в ворота «Хаарлема» второй гол[9]. Приблизительно в это же время на лестнице № 1 трибуны «С» в подтрибунном пространстве стадиона началась давка, которая привела к гибели 66 болельщиков[1][10].

Пострадавших в давке увезли на машинах «Скорой помощи» в приёмный покой Института скорой помощи им. Склифосовского[7][11]. Тела погибших сначала были перенесены к памятнику Ленину у стадиона[7], а затем были развезены по московским моргам и после проведения судебно-медицинской экспертизы[10] и опознания возвращены родственникам для захоронения. На следующий день секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов побывал в институте, где встретился с некоторыми врачами и родственниками пострадавших[12].

Единственное сообщение о трагедии было напечатано на следующий день на последней полосе газеты «Вечерняя Москва» под заголовком «Происшествие»:

20 октября 1982 г. после футбольного матча на Большой спортивной арене Центрального стадиона имени В. И. Ленина при выходе зрителей в результате нарушения порядка движения людей произошел несчастный случай. Имеются пострадавшие. Проводится расследование обстоятельств происшедшего[13].

Газета «Советский спорт» и еженедельник «Футбол. Хоккей» после трагедии опубликовали (21 и 24 октября) подробные статьи об этом матче (под названиями «Холодная погода — горячая игра»[3] и «Счёт на секунды»[8]), однако умолчали в них о каком-либо несчастье, произошедшем с болельщиками.

Футболисты «Спартака» узнали о трагедии от начальника своей команды, Николая Старостина, на следующий день после матча. Согласно некоторым воспоминаниям, радиостанция «Голос Америки», возможно, уже вечером 20 октября сообщила о произошедшем[6]. Однако футболисты «Хаарлема» утверждают, что они впервые узнали о том, что случилось, лишь через семь лет после трагедии[14].

После расследования трагедии следователями Московской городской прокуратуры дело было передано в суд. Все представители потерпевших были ознакомлены с материалами дела. На открытом заседании Московского городского суда 8 февраля 1983 года под председательством судьи В. А. Никитина уголовное дело было заслушано[1]. Суд продолжался всего полтора дня[5][7].

К уголовной ответственности были привлечены директор Большой спортивной арены стадиона им. Ленина В. А. Кокрышев и главный комендант Ю. Л. Панчихин. 26 ноября им было предъявлено обвинительное заключение[5] и на оставшееся время расследования они были заключены под стражу[7] в Бутырскую тюрьму[5]. Юрий Панчихин был назначен комендантом БСА всего лишь за два с половиной месяца до трагедии. Виктор Кокрышев уже через два дня после трагедии был исключён из рядов членов КПСС[5]. Кокрышев и Панчихин оба были приговорены судом к 3 годам лишения свободы, что являлось максимальным наказанием по статье 172 УК РСФСР об ответственности за халатное исполнение своих служебных обязанностей. Однако в это время вышла амнистия в связи с 60-летием образования СССР. Кокрышев попал под амнистию, как лицо, имеющее правительственные награды, и был освобождён от наказания[1][5]. Панчихину, в связи с амнистией, срок заключения был сокращен наполовину[1][5]. Он был отправлен на принудительные работы в Подмосковье, а затем — в Калинин[5].

Также привлечению к уголовной ответственности подлежали заместитель директора БСА К. В. Лыжин и командир подразделения милиции, обеспечивавшего охрану общественного порядка на трибуне «С», майор С. М. Корягин. Но в связи с болезнью обоих (первый, ветеран ВОВ, лег в больницу с инфарктом; а второй был тяжело ранен — толпа швырнула его на бетон, когда он попытался остановить завал[1][7]) материалы в отношении их были выделены в отдельное производство. Позже оба также попали под амнистию как лица, имеющие правительственные награды[1].

Суд проходил во Дворце культуры строителей в Кунцевском районе[1], возле станции метро «Молодёжная»[7]. По окончании суда материалы уголовного дела поступили на хранение в архив Московского горсуда[1].

Хотя суд над виновниками произошедшего был открытым, однако в прессе о нём не сообщалось. Первая публикация об обстоятельствах и жертвах этой трагедии появилась в прессе лишь шесть лет спустя, 8 июля 1989 года[9] — с наступлением эпохи гласности.

В современной западной прессе трагедию в Лужниках нередко сравнивают с трагедией на стадионе «Айброкc» в Глазго в Шотландии, произошедшей 2 января 1971 года, из-за удивительной схожести в некоторых обстоятельствах этих катастроф[15][16]. В обоих случаях трагедия произошла уже на последних минутах матча, когда сотни зрителей начали спускаться по лестнице и при этом один из них споткнулся и упал, вызвав цепную реакцию падений и последовавшую за ней давку. Также в обоих случаях в давке погибло одинаковое количество болельщиков — 66. Оба несчастных случая совпали по времени с неожиданным голом, забитым на последних секундах матча.

Отчёт о матче

Расследование

Официальное расследование

Стадион «Лужники» (фото сделано после 1997 г.)

Расследование трагедии было поручено следственной бригаде[7] под руководством следователя по особо важным делам Прокуратуры Москвы Александра Шпеера[1][7]. (А. Л. Шпеер известен также тем, что в 1966 году был консультантом съёмочной группы знаменитой комедии «Берегись автомобиля»[5].)

Следствие установило, что в результате трагедии погибли 66 человек[1][10]. Как показала судебно-медицинская экспертиза, все они скончались от компрессионной асфиксии в результате сдавления грудной клетки и живота[10]. В больнице или в машине «Скорой помощи» ни один из пострадавших не умер[10]. 61 человек получил ранения и увечья[1], в том числе 21 — тяжелые[5].

Как установило следствие, для болельщиков были открыты две из четырёх трибун БСА: «С» и «А», вмещающие по 23 000 зрителей[1]. Однако большинство болельщиков «Спартака» предпочло трибуну «С», так как она находилась ближе к станции метро[1]. Поэтому на трибуне «А» во время матча находилось лишь 3—4 тысячи из приблизительно 16 тысяч зрителей на стадионе[1]. Учитывая небольшое количество проданных билетов, а также необходимость в малые сроки перед матчем очистить трибуны от снега, и избыточное количество мест для болельщиков на двух открытых трибунах, решение администрации об использовании двух трибун из четырёх было признано следствием оправданным[1].

Обстановка на трибунах, по показаниям свидетелей, допрошенных следствием, была довольно напряженной: трибуны не успели полностью очистить, и на многих местах ещё оставался снег и лёд[17], а многие болельщики, пытаясь согреться, приняли значительное количество спиртного[1][11]. Милиционеров начали массово закидывать снежками и кусками льда, стремясь попасть им по голове, чтобы сбить фуражки[7]. Иногда в милиционеров летели и бутылки[1]. 150 хулиганов за время матча доставили в комнаты милиции, но это лишь раззадоривало других фанатов[1].

За несколько минут до окончания матча многие болельщики потянулись к выходу. Материалами дела было подтверждено, что были открыты все выходы с обеих работающих трибун[1][5], о чём годы спустя писали в газеты и сами болельщики[11]. Но основная масса зрителей с трибуны «С» двинулась по Лестнице № 1[1][7]. Так как люди замерзли, и многие были легко одеты, то все хотели побыстрее попасть в метро; по этой лестнице вниз двигался поток плотно прижатых друг к другу людей[1].

По показаниям очевидцев, на последних ступеньках лестницы упала девушка[1][7]. Передние остановились и попытались помочь ей подняться, но народ сзади напирал и те, кто попытался помочь, были сразу смяты потоком, повалены и затоптаны[1][7]. О них продолжали спотыкаться другие, и гора тел росла[7].

Когда произошёл завал, давление толпы стало настолько большим, что металлические перила лестницы выгнулись под давлением человеческих тел и люди начали падать вниз на бетонный пол[1][7]. Некоторых людей это спасло от гибели, а некоторые были раздавлены под грудой падающих тел[1][7].

По данным следствия, гол Швецова не усугубил положение, а, возможно, даже облегчил его, так как некоторые из зрителей — кто только выходил из многочисленных «люков» верхнего этажа стадиона на галерею к лестнице — кинулись назад и, тем самым, ослабили напор на уже идущих по лестничному маршу[1]. Внизу, в спрессованной массе людей, при давке, развернуться и, тем более, создать встречный поток, было абсолютно невозможно[1].

Следствие установило, что во время давки на лестнице находились только болельщики, милиционеров не было[17], о чём свидетельствовал и тот факт, что среди погибших не было сотрудников милиции[1]. Также было установлено, что лестница, где произошёл завал, находилась под навесом и была совершенно сухой[1]. Наледь и снег были на трибунах, но не на лестнице, где произошла трагедия[1]. Каких-либо фактов того, что кто-то из сотрудников БСА или милиции подгонял болельщиков к выходу, также выявлено не было[1]. Наоборот, следствие отметило, что решение администрации продолжить видеотрансляцию на стадионном табло, показав, после финального свистка, уход команд с поля и небольшой мультфильм, смогло удержать на трибунах часть болельщиков[1], что подтвердили и сами выжившие[11][17].

После проведения тщательного расследования (было допрошено 150 свидетелей[5], материалы уголовного дела занимают 10 томов[1][5]) Московская прокуратура передала дело для рассмотрения в суд.

Согласно некоторым публикациям, следователь А. Л. Шпеер, в беседах с защитниками обвиняемых, признавал, что следствие не обнаружило каких-либо веских причин для предъявления обвинения их подзащитным, однако вынуждено было сделать это для того, чтобы «успокоить общественное мнение»[7]. По этой же причине, согласно этим публикациям, и для предотвращения возможности самосуда со стороны фанатов «Спартака», В. А. Кокрышев и Ю. Л. Панчихин на время расследования были заключены под стражу[5][7].

По итогам официального расследования были осуждены директор «Лужников» Виктор Кокрышев, главный комендант Юрий Панчихин, заместитель Кокрышева по фамилии Лыжин и майор милиции Семен Корягин. Суд начался 8 февраля 1983 года и длился полтора дня. Кокрышев, Лыжин и Панчихин были осуждены за халатность и получили по три года тюрьмы, но первые двое попали под амнистию в честь 60-летия образования СССР, а Панчихин отсидел только полтора года. Корягин тоже был амнистирован.

Неофициальные версии

Отсутствие освещения этой трагедии в советской прессе в первые годы после события, и склонность к сенсационности в публикациях, появившихся с приходом гласности, способствовали появлению различных слухов, версий и преувеличений, окружающих обстоятельства трагедии в «Лужниках».

В частности, большое распространение получила версия о том, что давка была вызвана вторым голом, забитым в самом конце матча Сергеем Швецовым. Согласно этой версии, болельщики, уже покидавшие стадион, услышав о только что забитом голе, повернули обратно и столкновение двух потоков болельщиков (уходящих и возвращающихся) привело к давке[9]. Большое распространение данной версии даже вынудило Швецова выразить сожаление, что он забил гол в этом матче[9].

Согласно другой популярной версии, для болельщиков якобы была открыта только одна трибуна на стадионе — «С»[9]. И на этой трибуне для выхода были открыты лишь одна лестница и ворота[9] (в других вариантах этой версии — и эти ворота были открыты лишь частично). Такие действия журналисты пытались объяснить либо желанием сотрудников стадиона «облегчить себе жизнь»[9]; либо намерением «обидевшихся» милиционеров «досадить» болельщикам за их хулиганское поведение во время матча; либо попыткой милиционеров задержать определённых футбольных хулиганов после матча; либо желанием милиционеров задержать болельщиков-подростков, пришедших на вечерний матч без сопровождения взрослых[2], либо другими причинами. Некоторые комментаторы высказывали мнение, что по лестнице № 2 трибуны «С» милиционеры разрешали спускаться только болельщикам-голландцам, отправляя всех болельщиков «Спартака» к лестнице № 1[7].

Некоторые журналисты стремились возложить всю ответственность за произошедшее на сотрудников милиции и лично на начальника ГУВД Москвы, генерал-лейтенанта В. П. Трушина[7].

Количество погибших

В 1982 году следствие установило, что в результате трагедии погибли 66 человек[1][10]. Эта информация и какая-либо другая информация по уголовному делу не была тогда опубликована в прессе. Первая публикация о трагедии появилась в годы перестройки. Ей стала статья «Чёрная тайна „Лужников“»[9] в газете «Советский спорт» от 8 июля 1989 года. В ней пара журналистов указала, что им неизвестно точное число погибших, так как оно является «чёрной тайной[9]», и при написании статьи у них не было доступа к материалам уголовного дела, из-за того, что архивы «закрыты и охраняются, пожалуй, крепче оборонных заводов. Поэтому мы имеем только непроверенную цифру — 340 человек[9]», — сообщили журналисты, ссылаясь на «родственников жертв».

Эта публикация имела резонанс в СССР и, особенно, за границей. Крупнейшие газеты Голландии посвятили первые полосы своих газет статьям о 340 погибших в трагедии на «Лужниках»[18]. Голландская национальная телекомпания NOS сделала специальный сюжет новостей о публикации «Советского спорта»[18]. Немецкие «Франкфуртер Альгемайне», «Франкфуртер рундшау», «Бильд» и другие западные СМИ перепечатывали информацию «Советского спорта»[18]. Цифра в 340 погибших была тут же подхвачена всеми СМИ. Только тогда футболисты «Хаарлема» узнали о том, что произошло во время их игры семь лет назад[14].

Через две недели газета «Известия» опубликовала интервью со следователем Шпеером под названием «Трагедия в „Лужниках“. Факты и вымысел»[1], в котором он рассказал о деталях трагедии, установленных следствием в 1982 году, и сообщил о 66 погибших. «Советский спорт» в редакционной статье[18], вышедшей на следующий день после публикации в «Известиях», признал, что, из-за отсутствия у их журналистов точных данных, в ход «пошли различные варианты, разные цифры, домыслы[18]», но при этом выразил радость такому большому международному резонансу, который смогла произвести их статья. Цифра в 340 погибших, озвученная парой журналистов «Советского спорта» двумя неделями раньше, или её вариации («более 300 человек», «около 350 человек»), по-прежнему иногда упоминается, особенно за рубежом, при описании трагедии в «Лужниках»[2][6].

По воспоминаниям некоторых очевидцев погибших было больше чем называлось в официальной версии. Журналист Сергей Микулик утверждает, что происхождения цифры 66 следующее[19]:

... в «Лужники» приехал лично первый секретарь Московского горкома Гришин и сказал: «Сколько сейчас у вас погибших?». Ему сказали: «66». Он: «Это конечная цифра. Больше быть не должно».

Список погибших

№ Имя Возраст
1 Абдулаев Эльдар 15 лет
2 Абдулин Анвер 29 лет
3 Аникин Володя 14 лет
4 Багаев Сергей 14 лет
5 Баранов Игорь 17 лет
6 Беженцева Виктория 17 лет
7 Березань Александр 15 лет
8 Бокутенкова Надежда 15 лет
9 Борисов Олег 16 лет
10 Буданов Михаил 17 лет
11 Викторов Олег 17 лет
12 Волков Дмитрий 16 лет
13 Воронов Николай 19 лет
14 Голубев Владимир 33 года
15 Гришаков Александр 15 лет
16 Дерюгин Игорь 17 лет
17 Евсеев Анатолий 16 лет
18 Егоров Владимир 16 лет
19 Ермаков Анатолий 43 года
20 Жидецкий Владимир 45 лет
21 Завертяев Владимир 23 лет
22 Заев Алексей 17 лет
№ Имя Возраст
23 Зарембо Владимир 28 лет
24 Зисман Евгений 16 лет
25 Зозуленко Вячеслав 18 лет
26 Калайджян Вартан ?
27 Калинин Николай ?
28 Карпасов Максим 17 лет
29 Кербс Эгберт 23 года
30 Киселёв Владимир 40 лет
31 Клименко Александр 18 лет
32 Королёва Елена 16 лет
33 Костылёв Алексей 18 лет
34 Кустиков Владислав 16 лет
35 Куцев Николай 27 лет
36 Ларионов Юрий 19 лет
37 Лебедь Сергей 16 лет
38 Лисаев Владимир 24 года
39 Личкун Николай 30 лет
40 Лузанова Светлана 15 лет
41 Мартынов Александр 22 года
42 Мильков Алексей 17 лет
43 Мосичкин Олег 17 лет
44 Муратов Александр 39 лет
№ Имя Возраст
45 Новоструев Михаил 15 лет
46 Панес Михаил 37 лет
47 Политико Сергей 14 лет
48 Попков Александр 15 лет
49 Пятницын Николай 23 года
50 Радионов Константин 16 лет
51 Родин Сергей 16 лет
52 Самоварова Елена 15 лет
53 Сергованцев Валерий 19 лет
54 Скотников Станислав 16 лет
55 Сударкина Зинаида 37 лет
56 Тамамян Левон 19 лет
57 Уваров Михаил 14 лет
58 Усманов Дмитрий 17 лет
59 Усов Сергей 17 лет
60 Федин Константин 16 лет
61 Фунтиков Владимир 24 года
62 Хлевчук Игорь 18 лет
63 Чеботарёв Олег 20 лет
64 Чернышёв Виктор 42 года
65 Шабашов Игорь 19 лет
66 Шагин Игорь 19 лет

Источник: «Мемориал памяти погибших»[20] и «Официальный список жертв матча „Спартак“ — „Хаарлем“»[21].

Мемориалы и память

  • Ещё до газетной полемики июля 1989 г., в № 1-3 журнала «Пионер» была опубликована повесть Лии Симоновой «Круг», с кратким упоминанием трагедии на стадионе: «…Сергей отправился с мальчишками-„фанатами“ на матч „Спартака“. „Спартак“ в тот день играл неудачно, но перед финальным свистком неожиданно забил гол. Все, кто уже устремился с трибун к выходу, задержались, остановились, образовалась давка. Мальчишки пытались прорваться к своей команде на поле и прыгали через ряды сидений, расталкивая возбужденных победой болельщиков. Кто-то отпихнул Сергея, кто-то наступил на его длинный, размотавшийся в толчее красно-белый шарф. Сергей не удержался, упал под ноги мечущихся людей…». Действие повести в журнальном варианте происходит осенью 1983 г. (в книжном издании 1990 г. дата снята), на время действия приходится годовщина гибели упомянутого Сергея Судакова. Ничего не говорится о других погибших, место трагедии перенесено на трибуну, приводится ходившая в слухах версия о давке из-за неожиданно забитого «спартаковцем» мяча.[источник не указан 574 дня]
  • 22 октября 1992 года, к десятилетию со дня трагедии, у западных трибун «Лужников» был установлен памятник «Погибшим на стадионах мира».
  • 20 марта 2007 года телекомпанией НТВ был показан документальный фильм «Роковой гол» из цикла «Победившие смерть», рассказывающий о трагедии в «Лужниках»[22].
  • 20 октября 2007 года, в день двадцатипятилетия трагедии, в «Лужниках» состоялся матч памяти погибших между ветеранами московского «Спартака» и голландского «Хаарлема»[14].
  • В октябре 2007 года в Голландии была опубликована единственная книга об этой трагедии — «Drama in het Lenin-stadion»[23].
  • К двадцатипятилетию трагедии Андрей Алексин, Сергей Фисун и Антон Хабибулин записали песню под названием «Двадцатое число»[24][25].
  • В 2008 году телеканал ESPN Classic показал в Европе документальный фильм «Русская ночь, скрытая футбольная трагедия» (Russian Night, the Hidden Football Disaster).
  • В 2017 году принято решение, что на домашнем стадионе «Спартака» — «Открытие Арена» — будет установлена мемориальная доска, посвященная трагедии 1982 года[26].
  • В 2017 году группа Clockwork Times записала песню "20 октября 1982"

См. также

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 Зайкин, В.. Трагедия в «Лужниках». Факты и вымысел, Известия (20 июля 1989). Проверено 6 февраля 2012.
  2. ↑ 1 2 3 Wilson, Jonathan. After England, more tears fall on Moscow's plastic pitch (англ.), The Guardian (22 October 2007). Проверено 1 февраля 2012.
  3. ↑ 1 2 Кучеренко, О.. Холодная погода — горячая игра, Советский спорт (21 октября 1982). Проверено 6 февраля 2012.
  4. ↑ Долгое эхо (чёрной среды)
  5. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Дзичковский, Евгений. Трагедия в Лужниках, СБ-Беларусь Сегодня (16 марта 2002). Проверено 10 февраля 2012.
  6. ↑ 1 2 3 Riordan, Jim. Moscow's secret tragedy - hundreds of fans crushed to death (англ.), The Observer (4 May 2008), стр. 4. Проверено 6 февраля 2012.
  7. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Логунов, Виктор и Медведкин, Константин. Никто не хотел убивать. Лужники: по-прежнему «Черная тайна»?, Московский комсомолец (21 июля 1990), стр. 2. Проверено 6 февраля 2012.
  8. ↑ 1 2 Есенин, Константин. Счёт на секунды, Футбол-Хоккей (24 октября 1982). Проверено 6 февраля 2012.
  9. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Микулик, Сергей и Топоров, Сергей. Черная тайна Лужников, Советский спорт (8 июля 1989), стр. 1, 4. Проверено 6 февраля 2012.
  10. ↑ 1 2 3 4 5 6 Зайкин, В.. Эхо трагедии, Известия (31 августа 1989). Проверено 6 февраля 2012.
  11. ↑ 1 2 3 4 У кого нет памяти, тот не живет, Советский спорт (23 июля 1989). Проверено 6 февраля 2012.
  12. ↑ Просветов, Александр. Жизнь за «Спартак», Спорт-Экспресс (23 октября 2007), стр. 16. Проверено 6 февраля 2012.
  13. ↑ Трагическая дата, Газета.Ru (20 октября 2003). Проверено 2 февраля 2012.
  14. ↑ 1 2 3 В день скорби футболисты сыграли вничью, НТВ (20 октября 2010). Проверено 2 февраля 2012.
  15. ↑ Редактор. Blues fans Luzhniki tribute (англ.). The Official Site of Chelsea Football Club (19 October 2010). Проверено 12 февраля 2012. Архивировано 2 июня 2012 года.
  16. ↑ Collett, Mike. Analysis: Fans, not constructors responsible for Egypt deaths (англ.), Рейтер (1 February 2012). Проверено 18 февраля 2012.
  17. ↑ 1 2 3 Микулик, Сергей. Свидетель, которого не хотели заметить, Советский спорт (22 июля 1989). Проверено 6 февраля 2012.
  18. ↑ 1 2 3 4 5 Матч памяти — каким ему быть, Советский спорт (21 июля 1989). Проверено 6 февраля 2012.
  19. ↑ 35 лет страшной давке в «Лужниках»
  20. ↑ Мемориал памяти погибших. Проект «Двадцатое число» (2007). Проверено 4 февраля 2012. Архивировано 2 июня 2012 года.
  21. ↑ Официальный список жертв матча «Спартак»-«Хаарлем», Газета.Ru (19 октября 2002). Проверено 8 февраля 2012.
  22. ↑ Победившие смерть. Список серий. Управление продажи лицензионных прав НТВ. Проверено 2 февраля 2012. Архивировано 2 июня 2012 года.
  23. ↑ Tol, Iwan. Drama in het Lenin-stadion. — Амстердам: Nieuw Amsterdam, 2007. — 158 p. — ISBN 978-90-468-0286-1.
  24. ↑ Трагедия в «Лужниках» — Московский футбол
  25. ↑ Песня «20 число» — исп. А. Алексин
  26. ↑ На арене "Спартака" установят мемориальную доску в память о трагедии в "Лужниках"

Ссылки

  • Двадцатое число — проект памяти погибших в «Лужниках» 20 октября 1982 года. Содержит список погибших с фотографиями, архив прессы и видеоархив о трагедии.

wikiredia.ru

Трагедия в "Лужниках" 20 октября 1982 года

20 октября 1982 года в результате трагедии на московском стадионе им. Ленина (ныне –«Лужники») на матче «Спартака» и голландского «Харлема» в рамках Кубка УЕФА погибли 66 болельщиков. Данные о количестве жертв были опубликованы только в 1989 году.

На матч было продано более 16 тысяч билетов. Он вызвал небольшой интерес из-за тяжелых погодных условий – в столице выпал первый снег и подморозило до -10 градусов. От снега до начала матча очистили две трибуны на 23 тысячи человек. В итоге на ближней к метро трибуне оказалось 12 тысяч болельщиков, а на противоположной всего 4 тысячи.

Счет в игре открыл спартаковец Эдгар Гесс уже 16-й минуте. Ближе к концу матча болельщики стали покидать стадион, не дожидаясь финального свистка. Однако за 20 секунд до окончания игры второй гол в ворота голландцев забил Сергей Швецов. В этом время на лестнице ближней к метро трибуне С началась давка, которая усугубилась тем, что люди падали на льду. Пострадавших доставили в Институт им. Склифосовского, а тела погибших перенесли к памятнику Ленину.

Единственное сообщение в СМИ о трагедии вышло на следующий день в газете «Вечерняя Москва»: «20 октября 1982 г. после футбольного матча на Большой спортивной арене Центрального стадиона имени В. И. Ленина при выходе зрителей в результате нарушения порядка движения людей произошел несчастный случай. Имеются пострадавшие. Проводится расследование обстоятельств происшедшего». Газета «Советский спорт» и еженедельник «Футбол-Хоккей» после трагедии опубликовали подробные статьи об этом матче (под названиями «Холодная погода — горячая игра» и «Счёт на секунды»), однако умолчали в них о каком-либо несчастье, произошедшем с болельщиками.

Футболистам «Спартака» о трагедии на следующий день рассказал начальник команды Николай Старостин, футболисты «Харлема» узнали о трагедии лишь несколько лет спустя.

После расследования трагедии следователями Московской городской прокуратуры дело было передано в суд. Все представители потерпевших были ознакомлены с материалами дела. На открытом заседании Московского городского суда 8 февраля 1983 года под председательством судьи В. А. Никитина уголовное дело было заслушано. Суд продолжался всего полтора дня.

К уголовной ответственности были привлечены директор Большой спортивной арены стадиона им. Ленина Виктор Кокрышев и главный комендант Юрий Панчихин. 26 ноября им было предъявлено обвинительное заключение и на оставшееся время расследования они были заключены под стражу в Бутырскую тюрьму. Панчихин был назначен комендантом БСА всего лишь за два с половиной месяца до трагедии. Виктор Кокрышев уже через два дня после трагедии был исключён из рядов членов КПСС. Они были приговорены судом к 3 годам лишения свободы, что являлось максимальным наказанием по статье 172 УК РСФСР об ответственности за халатное исполнение своих служебных обязанностей. Однако в это время вышла амнистия в связи с 60-летием образования СССР. Кокрышев попал под амнистию, как лицо, имеющее правительственные награды, и был освобождён от наказания. Панчихину, в связи с амнистией, срок заключения был сокращен наполовину. Он был отправлен на принудительные работы в Подмосковье, а затем — в Калинин. Также привлечению к уголовной ответственности подлежали заместитель директора БСА Лыжин и командир подразделения милиции, обеспечивавшего охрану общественного порядка на трибуне С, майор Корягин. Но в связи с болезнью обоих материалы в отношении их были выделены в отдельное производство. Позже оба также попали под амнистию как лица, имеющие правительственные награды.

Расследование дела вел следователь по особо важным делам прокуратуры города Москвы Александр Шпеер, известный как консультант фильма «Берегись автомобиля». Одной из причин трагедии тогда было названо то, что многие болельщики пришли на стадион в состоянии алкогольного опьянения, а также то, что трибуны не были очищены должным образом ото льда и снега.

Известно, что болельщики стали кидать в милиционеров снежки, а иногда и бутылки, всего в ходе игры в отделения было доставлено 150 человек.

По данным следствия, гол Швецова не усугубил положение, а, возможно, даже облегчил его, так как некоторые из зрителей — кто только выходил из многочисленных «люков» верхнего этажа стадиона на галерею к лестнице — кинулись назад и, тем самым, ослабили напор на уже идущих по лестничному маршу. Внизу, в спрессованной массе людей, при давке, развернуться и, тем более, создать встречный поток, было абсолютно невозможно.

Однако болельщик, бывшие в тот день на стадионе, говорят, что причиной трагедии стало то, что после гола Швецова толпа двину

history4u.livejournal.com


Смотрите также

  ≡  Мнения »
  ≡  Украинский кризис »
Переговоры Волкера и Суркова: Россия всё решила, Украина ничего не получит

Переговоры Волкера и Суркова: Россия всё решила, Украина ничего не получит

8 Ноябрь 2017

Украинский аналитик рассказал о наиболее вероятных итогах переговоров Волкера и Суркова. Переговоры представителя госдепартамента США Курта Волкера и помощника главы РФ...

РФ нашла способ положить конец претензиям Киева к Крыму раз и навсегда

РФ нашла способ положить конец претензиям Киева к Крыму раз и навсегда

7 Ноябрь 2017

Госдума нашла способ положить конец претензиям Украины к Крыму. Для этого необходимо произвести отмену советских актов о передаче полуострова УССР, датированные 1954 годом. С...

Освобождение Киева, которое придется повторить

Освобождение Киева, которое придется повторить

6 Ноябрь 2017

74 года назад, 6 ноября 1943 года, войска 1-го Украинского фронта под командованием генерала армии Николая Ватутина освободили от немецко-фашистских захватчиков древний русский город...

Украине вынесли международный приговор, такого позора страна еще не видела

Украине вынесли международный приговор, такого позора страна еще не видела

6 Ноябрь 2017

Специалисты из американского центра изучения общественного мнения Института Гэллапа составили рейтинг самых несчастных государств в мире. Во главу списка вошло одно из государств...

Международный скандал между Украиной и Сербией из-за РФ привел к неожиданным последствиям

Международный скандал между Украиной и Сербией из-за РФ привел к неожиданным последствиям

5 Ноябрь 2017

Дипломатический скандал между Украиной и Сербией из-за РФ принял неожиданный оборот. Напомним, что украинский посол в Белграде в своем интервью сербскому изданию BIRN договорился до...

В России раскрыли детали «заговора» западных спецслужб против Крыма

В России раскрыли детали «заговора» западных спецслужб против Крыма

4 Ноябрь 2017

Запад развязан масштабную информационную войну против России и Крыма в преддверии президентских выборов, чтобы внести раздор в многонациональное сообщество, считает глава...

Vse-News24 | Все права защищены © 2018 | Карта сайта Наверх