≡  Новости »

Как Фишер разоблачил советский заговор. Фишер тайманов партии матча


Катастрофа в Ванкувере «русские против Фишера»

ЧЕРНО-БЕЛЫЙ БОЕВИК

Этот шахматный боевик увидит свет и на русском языке. До этого было английское издание, а вскоре появится итальянское.

Еще в начале 90-х годов нам в руки попали закрытые документы Шахматной федерации и Спорткомитета СССР, посвященные «проблеме Фишера». О существовании подобного рода документов было известно (в частности, из книги Корчного «Антишахматы», изданной нами в 1992 году в России), но в печати они не появлялись. Между тем исследованием творчества и личности Фишера занималась почти вся элита советских шахмат: Спасский, Таль, Петросян, Смыслов, Ботвинник, Керес, Корчной, Тайманов, Бондаревский, Болеславский, Полугаевский, Котов, Васюков, Балашов, Шамкович… А когда всплыли из небытия и секретные документы ЦК КПСС, стало ясно, какую роль в борьбе за мировую шахматную корону играли... политические гроссмейстеры со Старой площади.

Впрочем, тема «Русские против Фишера» гораздо шире, ибо включает в себя не только политические интриги, но и богатейший шахматный материал – 158 партий Фишера с лидерами советской шахматной школы. И мы решили показать Фишера глазами представителей этой самой школы, включив в книгу и все упомянутые документы, и всю историю встреч с легендарным американцем, и рассказы об этих захватывающих партиях.

Предлагаем вниманию читателей «Советского спорта» уникальный документ, который никогда не воспроизводился в российской печати: протокол заседания Тренерского совета Шахматной федерации СССР, состоявшегося сразу после четвертьфинального матча претендентов Фишер – Тайманов (Ванкувер, 16 мая – 1 июня 1971 г.). Результат этого поединка — 6:0! — поверг в шок руководителей советских шахмат. Как выразился тогдашний руководитель федерации Д. Постников, «ход матча вызвал большой ажиотаж и большое негодование нашей общественности; такого позорного явления советские шахматисты никогда не переживали!». Масла в огонь подлило то, что при таможенном досмотре в аэропорту «Шереметьево» у Тайманова был обнаружен экземпляр парижского издания книги Солженицына «В круге первом». Финал всей этой истории для Тайманова был плачевен. Из секретного письма в ЦК КПСС председателя Спорткомитета СССР С. Павлова (№ 1543с от 21.06.71): «Учитывая серьезный характер поступков, совершенных Таймановым М.Е., Комитет по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР за неправильное поведение и грубое нарушение таможенных правил лишил его звания «Заслуженный мастер спорта» и исключил из сборной команды СССР».

Участники битвы при Ванкувере. СССР: гроссмейстеры М.Тайманов, А.Котов (руководитель делегации), Е.Васюков и Ю.Балашов (тренеры). США: гроссмейстер Р.Фишер, полковник Э.Эдмондсон (руководитель делегации).

М.ТАЙМАНОВ – Р.ФИШЕР

Ванкувер (м/1) 1971

Ванкувер (м/1) 197136.Кd4? (верно 36.g4! с острой игрой) 36...Фd6+ 37.g3 Фb4! 38.Кc6 (38.Кf5 Фb6) 38...Фb6! 39.Кa7 (39.Кd4 Лa1!) 39...Фe3 40.Сe3 Лe1! 41.Сg4. Белые сдались: 41…Кg4 42.hg4 Ne5.

Р.ФИШЕР – М.ТАЙМАНОВ

Ванкувер (м/2) 1971

Ванкувер (м/2) 197181...Крe4?? (роковой промах в шаге от ничьей: 81...Кd3 82.h5 Кf4 83.Крf5 Крd6! 84.Крf4 Крe7= или 81...Крd4 82.Сc8 Кf3 83.Сb7 Кh5 84.Крg5 Крe5 85.Крh5 Крf6=) 82.Сc8! Крf4 83.h5 Кf3 84.h5 Кg5 85.Сf5 Кf3 86.h6 Кg5 87.Крg6 Кf3 88.h7 Кe5+ 89.Крf6. Черные сдались.

М.ТАЙМАНОВ – Р.ФИШЕР

Ванкувер (м/3) 1971

Ванкувер (м/3) 197120.Кf3? «Поворотный момент в матче. Тайманов упустил выигрыш ходом 20.Фh4!» (Фишер). Однако выигрыша не видно ни после 20…Лf6 21.Сc4! f4! 22.Лf6 (22.Фf3 Сb7) 22…Сh4 23.Кf7+ Крh7 24.Кd8 Сf6 (24..Кf6!?) 25.Кc6 Сe6 (Тайманов), ни даже при 20...Кf6!? 21.Сc3 f4! 22.Фh5 Сb7 23.Лd1 Фe7 24.Лe6 Фc5+ 25.Крf1 Лae8 (Каспаров).

20…Сb7 21.Лg6? (21.Лh6+!?) 21...Кf4! 22.Сf4 ef4 23.Лd1 Фe7 24.Лe6 Фc5+ 25.Крf1 Лfd8! 26.Лd8+ Лd8 27.Фa4! Фc1+ 28.Крf2 Сf8! 29.b4 Сe4! 30.Лe8? (упорнее 30.Фb5! Фc3!) 30...Сc6!, и черные выиграли.

Р.ФИШЕР – М.ТАЙМАНОВ

Ванкувер (м/4) 1971

Ванкувер (м/4) 1971Классическая учебная позиция на тему «слон против коня при пешках на разных флангах».

46.Сe8! Крd5 47.Сf7+ Крd6 48.Крc4 Крc6 49.Сe8+ Крb7 50.Крb5 Кc8 51.Сc6+ Крc7 52.Сd5 Кe7 (52...Кd6+ 53.Крa6 Кe4 54.Сf7 Кg3 55.Сg6 Крc6 56.Сe8+ Крc7 57.Крb5 и т.д.) 53.Сf7 Крb7 54.Сb3! Крa7. Или 54...Кc8 55.Сd5+ Крc7 56.Крa6 Кd6 57.Сg8 Кe4 58.Сf7 Кg3 59.Сg6.

55.Сd1! Крb7 56.Сf3+ Крc7 (56...Крa7 57.c4 Кg8 58.Крc6 Кf6 59.Крd6 Кe4+ 60.Крe5 Кg3 61.Крf6) 57.Крa6 Кc8 58.Сd5 Кe7 59.Сc4 Кc6 60.Сf7 Кe7 61.Сe8! Крd8 62.Сg6! Кg6 63.Крb6 Крd7 64.Крc5 Кe7 65.b4 ab4 66.cb4 Кc8 67.a5 Кd6 68.b5 Кe4+ 69.Крb6 Крc8 70.Крc6 Крb8 71.b6. Черные сдались.

М.ТАЙМАНОВ – Р.ФИШЕР

Ванкувер (м/5) 1971

Ванкувер (м/5) 1971

46.Лf6?? (невероятный зевок ладьи через три хода после начала доигрывания) 46…Фd4+ (со словами «I’m sorry…») 47.Лf2 Лa1. Белые сдались.

Р.ФИШЕР – М.ТАЙМАНОВ

Ванкувер (м/6) 1971

Ванкувер (м/6) 197136.c4! Крc6 37.c5! Сc7 38.Кd4+ Крd7 39.f4 e5 40.c6+! Крc8 41.Кb5! Лa2 (41...ef4 42.Лd5) 42.f5! Сd8 43.Лd5. Черные сдались. «Результат 6:0 слишком завышен. Борьба была значительно тяжелее, чем показывает итоговый счет. Легче быть джентльменом, когда победишь, чем когда проиграешь, и поэтому я приветствую своего соперника». (Фишер)

Тренерского совета Шахматной федерации СССР

7 июня 1971 года

Присутствовали: Авербах Ю.Л., Алаторцев В.А., Антошин В.С., Балашов Ю.С., Батуринский В.Д., Болеславский И.Е., Бондаревский И.З., Быховский А.А., Васюков Е.А., Керес П.П., Константинопольский А.М., Котов А.А., Петросян Т.В., Спасский Б.В., Суэтин А.С., Тайманов М.Е.

1. Слушали: об итогах матча Петросян – Хюбнер. (...) Постановили: результаты матча Петросян – Хюбнер признать удовлетворительными.

2. Слушали: о результатах матча Фишер — Тайманов.

Котов: Когда мы уезжали, нам в Комитете сказали: обязательной победы мы не ждем, но ждем борьбы и приличного счета. К сожалению, этого не получилось, и налицо самая большая неудача за всю историю советских шахмат.

Летели 21 час. Приехали. Никакой подготовки нет. Канадская федерация равна нулю (сам президент Прентис был на матче всего два-три раза). На следующий день осмотр помещения для игры. Предложили помещение неудовлетворительное. Мы отказались. Вторая комната была лучше, но Фишер не согласился, в третьей ему не понравился красный ковер и так далее. Во время обсуждения Фишер вел себя нервно, сидел развалясь, засовывал палец в рот, затем встал, заявил, что устал, и ушел.

Наконец помещение было найдено в университетском клубе с помощью четы Саттлз.

Фишер очень чувствителен к освещению. Он требовал плавности освещения, достигающейся особой пластмассовой доской.

12-го числа жеребьевка была отложена. Мы не протестовали ввиду необходимости отдыха и акклиматизации Тайманова.

В обмен на разрешение присутствовать в зале секундантам Эйве разрешил Фишеру не играть в день (30 мая), на который пришелся религиозный праздник. В целом условия игры были идеальными. Зал исключительно хороший.

Васюков: При подготовке было рассмотрено более 500 партий Фишера, причем все последние (1963–1970) были аннотированы.

Фишер в 1970 году достиг вершины своей творческой формы (Буэнос-Айрес и Олимпиада), на Майорке у него еще ощущался запас, он играл не всегда лучшим образом.

Были изучены вкусы и привычки Фишера. Был составлен план борьбы. Технически Фишера никто не побеждал. Чаще всего он проигрывал комбинационную борьбу. Было решено навязывать ему сложную борьбу. Это нам удалось, особенно белыми.

Первая партия проходила по типу партии Фурман — Геллер. Фишеру эта партия оказалась неизвестной. Он занервничал, но среагировал довольно быстро. Вообще, больше 10–15 минут над ходом он не думал, какие бы сложные проблемы ни возникали. Такой ровности я еще не видел. Фишер сделал несколько единственных ходов. В один момент белые могли получить решающее преимущество. Но этот вариант был найден лишь в анализе и с трудом. Партия была исключительно сложной.

Батуринский: Есть ли у вас запись времени, затраченного партнерами? Это требование ФИДЕ.

Котов: Нет, время не демонстрировалось и запись вести было нельзя.

Васюков: Вторая партия, сицилианская: 5.Кb5 и 6.Сf4 — эти ходы Фишер давно не применял. Сам Фишер осуждал этот вариант в книге «Мои 60 памятных партий». Это очень полезная книга и желательно издать ее у нас, на русском языке. Фишер, пожертвовав пешку, получил достаточную компенсацию. Тайманов долго защищался лучшим образом, но ошибся (шах 35...Кb5? вместо 35...Лc8), и Фишер отложил партию в выигрышном положении. Однако он не учел некоторых тонкостей, найденных нами при анализе, и вторично партия была отложена уже в ничейной позиции.

Третью партию Тайманов начал играть в очень хорошем настроении, поскольку у Фишера обнаружились недостатки и в анализе, и в игре. Дебют Тайманов разыграл блестяще (и староиндийская больше не встречалась). Сам Фишер признал после матча, что 20.Фh4! делало его позицию проигранной. Но, продумав 72 минуты, Тайманов не сделал этого хода, утратил инициативу и отложил партию в безнадежном положении.

Эта партия оказалась переломной для всего матча. У Тайманова после нее было очень плохое состояние. После этого доигрывалась вторая партия. Тайманов отказался от эндшпиля «ладья и слон против ладьи», так как опасался, что Фишер в этом случае будет его долго «мучить». Был избран другой вариант. Но, видимо, под влиянием психического состояния Тайманов сделал непостижимую ошибку.

После третьей партии Эдмондсон и Котов отвезли Тайманова в госпиталь, где у него было зафиксировано повышенное давление (165 на 95) и ему дали освобождение на одну партию.

Всю четвертую партию Фишер провел идеальным образом и в эндшпиле нашел длинный форсированный выигрывающий вариант с жертвой фигуры.

В пятой партии Фишер избрал защиту Грюнфельда, а не староиндийскую. Но и здесь его ждала неожиданность. Тайманов пожертвовал пешку и всю партию играл на выигрыш. Перед откладыванием Фишер сделал замечательный ход 33...Фc6. Такие ходы, консолидирующие, связывающие друг с другом фигуры, он делает мгновенно. Оборону Фишер вел замечательно. Трудно найти, где бы Тайманов мог сыграть сильнее, но Фишер защищался блестяще.

Партия была отложена в несколько лучшей для Тайманова позиции. Ход 44...Фe5 быстрее всего вел к ничьей, а ход Фишера 44...Фe4 мы рассматривали не как главный вариант.

Батуринский: Смотрели ли вы при анализе в ответ на 44...Фe4 — 45.Фc7 Крh6 46.Лf6? Есть данные, что потеря ладьи была при анализе просмотрена.

Васюков: Это не так.

Тайманов: Я сознавал, что матч с Фишером — главное соревнование моей жизни. Я провел очень солидную подготовку, привлек к этому лучших специалистов (Ботвинник и др.). Обычно я играю легко, а здесь чувствовал, что выполняю определенную миссию. И это, вероятно, было главной ошибкой.

Одной из задач было раскрытие Фишера. Если бы мне было предложено продолжить матч, я бы продолжил его, чтобы облегчить игру другим нашим шахматистам, кому придется встречаться с Фишером.

Мне стыдно за спортивный итог, но к своей игре я не могу предъявить больших претензий. Сам Фишер, шахматист исключительно объективный, заявил на закрытии, что матч для него сложился исключительно трудно, что нормальным счетом после шести партий было бы 3,5:2,5.

Если у Фишера минимальный перевес, а у партнера нет контригры, то результат можно считать предрешенным.

Тренеры были мне и прекрасными помощниками, и друзьями. Мои ляпсусы объясняются лишь моим психическим состоянием.

Руководитель Котов добился хорошего зала, прекрасных условий, было, кстати, по канадским понятиям много зрителей — до 200 человек.

Балашов: Основная слабость Фишера — отсутствие дебютного репертуара за черных.

Батуринский: Каков был результат тренировочных партий?

Васюков: Тайманов играл против меня и Балашова (по консультации), счет партий +0–3=4 и одна отложена в лучшем для Тайманова положении. Две партии он проиграл Талю.

Батуринский: Мне сообщили, что перед матчем Тайманов полностью сменил дебютный репертуар. Так ли это?

Васюков: Это не совсем так. Были подготовлены другие дебютные схемы, но ход матча оказался таким, что их не удалось применить.

Батуринский: Было ли предложение с нашей стороны продолжить матч при счете 0:6?

Котов: Нет.

Алаторцев: Следует ли считать неподготовленность к определенным схемам черными слабостью Фишера или его силой?

Балашов: Это слабость.

Алаторцев: Расскажите о ходе 46.Лf6? в пятой партии.

Тайманов: Основной вариант 44...Фe5 был лучшим для Фишера. Но Фишер не любит таких эндшпилей, и поэтому можно было опасаться, что он не пойдет 44...Фe5. Потерю ладьи после 46.Лf6? я не видел. Это зевок. Зеваю я редко. Но я был болен.

Суэтин: Как изменился ваш план после третьей партии, как вели анализ четыре шахматиста? Ставилась ли задача набрать хотя бы пол-очка, чтобы сгладить неприятное впечатление и избежать «сухого» счета?

Васюков: Котов смотрел позиции у себя в номере, мы с Балашовым — у себя. Тайманов давал задания. Мы ему говорили: иди отдыхай, мы все сделаем.

Авербах: Как Тайманов чувствовал себя перед матчем?

Тайманов: Было некоторое переутомление, но это мое обычное состояние. Заболел я после третьей партии, болела голова, высокое давление, трудно было акклиматизироваться.

Константинопольский: В чем состояла ваша физическая подготовка?

Тайманов: Я был в санатории, купался, совершал прогулки, отдыхал так, как обычно. Специальных физических занятий не было.

Константинопольский: Была ли оказана вам помощь при заболевании?

Тайманов: Специального врача на матче не было. Помощь была оказана при обращении в госпиталь. От второго дня отдыха мы отказались.

Константинопольский: Ваш режим во время матча?

Тайманов: Перед партией после обеда спал. На партию шел пешком, мы гуляли. Погода была прохладная и очень переменчивая.

Спасский: Фишер еще не женился?

Котов: Фишер сказал, что женится, когда станет чемпионом мира.

Тайманов: Я теперь знаю Фишера как никто и готов помогать тем шахматистам, которым придется играть с ним.

Авербах: Не переоценил ли Тайманов свои силы?

Тайманов: Нет. Именно в партиях, где была острая борьба, я получал шанс на успех.

Спасский: Как Фишер одевался?

Тайманов: Очень скромно, солидно. Вел себя безукоризненным образом во всем, что касалось шахмат.

Болеславский: Не влияло ли на вас то, что вы были изолированы на время партии от окружающих?

Тайманов: Я видел окружающих, мог говорить с Кажичем.

Котов: Во время матча Фишер играл в теннис. У него есть координация. Он знает четыре языка. Это идеал шахматиста во всех смыслах этого слова. Невероятная концентрация. Какая-то гармония. Он всегда с карманными шахматами и шахматной книгой. Его странности проявляются только в переговорах. Его странность — постоянно повторять: когда я стану чемпионом мира, буду играть три матча в год, а не один матч в три года.

Спасский: Когда мы все проиграем Фишеру, нас тоже будут разбирать?

Петросян: Тоже, но не здесь.

Константинопольский: Была ли мысль предложить ничью в пятой партии после откладывания?

Котов: Оставались какие-то шансы, кроме того, Фишер никогда на ничью не соглашается.

У Фишера есть такой недостаток — преданность определенным схемам. Спасский и Ботвинник указывали, что он не любит, когда «трогают» его короля.

Батуринский: Мы собрались для делового обсуждения итогов матчей, особенно матча Фишер — Тайманов, который вызвал весьма отрицательный резонанс для наших шахмат. Но мы собрались не для судилища, а для вскрытия причин и извлечения уроков для предстоящей борьбы.

Тайманову были созданы все условия. Долго добивались приемлемого места проведения матча, отказались от США и Латинской Америки, согласились на Канаду, учитывая, что по климатическим условиям она близка к среднерусской полосе. Но сейчас нужно сказать, что федерация, тренерский совет и Центральный шахматный клуб сделали не все возможное. Мы излишне передоверились самому Тайманову и его тренерам. К Балашову меньше претензий — он молод, но к Васюкову претензии есть. Васюков обещал нам смену дебютного репертуара, как это, например, сделал Ботвинник, перейдя на Каро-Канн в матч-реванше со Смысловым. Но никакой смены репертуара не произошло.

В области тренерской работы мы отстаем от других видов спорта. Наши тренеры иногда становятся «сопровождающими». Гуфельд, например, вел себя безответственно, являясь тренером Геллера на матче с Корчным, много болтал, а очевидное продолжение на втором ходу в отложенной седьмой партии при анализе просмотрел!

В дебюте второй партии Фишер знал анализ из книги Никитина, а Тайманов и Васюков не знали!

Здесь говорили о неправильном изображении Фишера в печати. Но ни один из наших ведущих гроссмейстеров плохо о Фишере не говорил, а мнение людей некомпетентных не должно было влиять на наши успехи.

Перед матчем имели место «бодряческие» заявления Тайманова. Мы относились к ним спокойно, считая, что это лучше пессимистических настроений. Но, видно, Тайманов переоценил свои силы.

Отложенные партии анализировались безответственно. Мы послали с Таймановым трех гроссмейстеров для помощи в этих вопросах. Даже перворазрядники — и те записывают анализ отложенных позиций! Может быть, полезнее было послать врача.

Спасский: Сексолога.

Батуринский: Я вижу, Борис Васильевич в веселом настроении.

Моральная подготовка к матчу оказалась не на высоте. Нам нужно провести тщательную подготовку к новым встречам с Фишером.

Петросян: Нужна тщательная подготовка. Я лучше многих других знаю Фишера, однако со мной перед матчем не посоветовались. Я думаю, что при организации следующих матчей должны быть тщательно оговорены все мелочи и нарушение их должно вести к зачету поражений. Нужна строгость и в сроках.

Если я буду играть с Фишером, то буду настаивать на строгом соблюдении всех пунктов регламента.

Керес: Не могу согласиться с критикой нашей методики подготовки. Почти во всех партиях Тайманов вышел из дебюта с удовлетворительной позицией. Тайманова подвели в некоторой степени наша общественность и даже его товарищи, дезинформировав его — принизив силу Фишера, создав «розовую» картину. В этом была психологическая ошибка в подготовке. Фишер не только сильный шахматист, но и очень трудно переносим как личность — вследствие его стремления к борьбе до последнего хода, его бескомпромиссности.

Авербах: Группу подготовки к встрече с Фишером должен возглавить Бондаревский.

Спасский: У нас есть свой план, и он не должен нарушаться.

Бондаревский: Главную силу составляют три человека, которые несколько месяцев посвятили Фишеру. Они должны представить материалы.

Постановили: Результаты матча Тайманов — Фишер признать совершенно неудовлетворительными. Для формулировки подробного решения с учетом хода обсуждения создать комиссию в составе: Авербах Ю.Л., Антошин В.С., Батуринский В.Д., Котов А.А.

Батуринский: Нужно создать группу, получить отчеты группы Тайманова, привлечь новых членов. Пока не определился победитель в матче Корчной — Петросян, группа ведет общую подготовку по Фишеру, а когда победитель определится, выдает материалы ему, а также чемпиону мира.

Васюков: На сдачу наших материалов нужно недели две.

Батуринский: Необходимо сделать отчет (доклад с материалами) до 20 июня. И не забудьте: результаты матча признать совершенно неудовлетворительными!

Председатель тренерского совета Ю.АВЕРБАХ

www.sovsport.ru

Избранные партии. Загадка Фишера

Избранные партии

Д. Бирн – Фишер

Нью-Йорк, 1956

Защита Грюнфельда

1.Nf3 Nf6 2.c4 g6 3.Nc3 Bg7 4.d4 0-0 5.Bf4 d5 6.Qb3 d:c4 7.Q:c4 c6 8.e4 Nbd7 9.Rd1 Nb6 10.Qc5 Bg4 11.Bg5 Na4 12.Qa3 N:c3 13.b:c3 N:e4 14.B:e7 Qb6 15.Bc4 N:c3 16.Bc5 Rfe8+ 17.Kf1

… Be6 18.B:b6 B:c4+ 19.Kg1 Ne2+ 20.Kf1 N:d4+ 21.Kg1 Ne2+ 22.Kf1 Nc3+ 23.Kg1 a:b6 24.Qb4 Ra4 25.Q:b6 N:d1 26.h4 R:a2 27.Kh3 N:f2 28.Re1 R:e1 29.Qd8+ Bf8 30.N:e1 Bd5 31.Nf3 Ne4 32.Qb8 b5 33.h5 h5 34.Ne5 Kg7 35.Kg1 Bc5+ 36.Kf1 Ng3+ 37.Ke1 Bb4+ 38.Kd1 Bb3+ 39.Kc1 Ne2+ 40.Kb1 Nc3+ 41.Kc1 Rc2#

Гудмундссон – Фишер

Рейкьявик, 1960

Защита Грюнфельда

1.d4 Nf6 2.Nf3 d5 3.e3 g6 4.c4 Bg7 5.Nc3 0-0 6.Qb3 e6 7.Be2 Nc6 8.Qc2 d:c4 9.B:c4 e5 10.d:e5 Ng4 11.0-0 Nc:e5 12.N:e5 N:e5 13.Be2 c6 14.f4 Ng4 15.h4 Bf5 16.e4 Qd4+ 17.Kh2 Nf2+ 18.R:f2 Q:f2 19.e:f5 B:c3 20.b:c3 Rae8 21.Bd3 Re1+ 22.Kh3 Qg1+ 23.Kg3 Rfe8 24.Rb1 g:f5 25.Bd2 R:b1 26.Q:b1 Q:b1 27.B:b1 Re2

Белые сдались.

Фишер – X. Бол6очан

Стокгольм, 1962

Сицилианская защита

1.e4 c5 2.Nf3 d6 3.d4 c:d4 4.N:d4 Nf6 5.Nc3 a6 6.h4 Nc6 7.g4 N:d4 8.Q:d4 e5 9.Qd3 Be7 10.g5 Nd7 11.Be3 Nc5 12.Qd2 Be6 13.0-0-0 0-0 14.f3 Rc8 15.Kb1 Nd7 16.h5 b5 17.Bh4 B:h4 18.R:h4 Nb6 19.B:b6 Q:b6 20.Nd5 Qd8 21.f4 e:f4 22.Q:f4 Qd7 23.Qf5 Rcd8 24.Ra3 Qa7 25.Rc3 g6 26.Qg4 Qd7 27.Qf3 Qe6 28.Rc7 Rde8 29.Nf4 Qe5 30.Rd5 Qh8 31.a3 h6 32.g:h6 Q:h6 33.h5 Bg5

34.h:g6 f:g6 35.Qb3 R:f4 36.Re5+ Kf8 37.R:e8+, Черные сдались.

Фишер – Бич

Нью-Йорк, 1963

Защита Пирца-Уфимцева

1.e4 g6 2.d4 Bg7 3.Nc3 d6 4.f4 c6 5.Nf3 Bg4 6.Be3 Nd7 7.h4 B:f3 8.Q:f3 e6 9.0-0-0 Ne7 10.g4 Qa5 11.Kb1 Rb8 12.e5 d:e5 13.d:e5 Nd5 14.Ne4 Bf8 15.Bc1 b5

16.f5 b4 17.f:e6 f:e6 18.Bc4 N:e5 19.Qg3 Bg7 20.B:d5 c:d5 21.Bh6 Qc7 22.Nd6+ Kd8 23.B:g7 Q:g7 24.Q:e5.

Черные сдались.

Фишер – Бенко

Нью-Йорк, 1965

Испанская партия

1.e4 e5 2.Nf3 Nc6 3.Bb5 a6 4.Ba4 Nf6 5.0-0 Be7 6.Re1 b5 7.Bb3 d6 8.c3 0-0 9.h4 Nb8 10.d4 Nbd7 11.Nh5 Nb6 12.Nd2 c5 13.d:c5 d:c5 14.Nf5 B:f5 15.e:f5 Qc7 16.g4 h6 17.h5 c4 18.Bc2 Nh7 19.Nf3 f6 20.Nd2 Rad8 21.Qf3 h5 22.g:h5 Nd5 23.Ne4 Nf4 24.B:f4 e:f4 25.Kh2 Kh8 26.Rg1 Rf7 27.Rg6 Bd6 28.Rag1 Bf8 29.h6 Qe5 30.Qg4 R8d7 31.f3

… Bc5 32.N:c5 Q:c5 33.R:g7 R:g7 34.h:g7+ Kg8 35.Qg6 Rd8 36.Be4 Qc8 37.Qe8+.

Черные сдались.

Бисгайер – Фишер

Нью Йорк, 1965

Староиндийская защита

1.d4 Nf6 2.Nf3 g6 3.Bg5 Bg7 4.Nbd2 c5 5.c3 c:d4 6.c:d4 Nc6 7.e3 0-0 8.h4 h6 9.Bh5 d6 10.Bc4 Bf5 11.a3 Rc8 12.0-0 e5 13.e4 Bd7 14.d:e5 d:e5 15.Ba2 g5 16.Bg3 Qe7 17.Re1 Rcd8 18.Nh3 Be6 19.B:e6 Q:e6 20.Nhf1 Rd3 21.Re3 Rd7 22.Qb3 Qe7 23.Nf3 Rfd8 24.Rae1 Nh5 25.Rc3 Qf6 26.Ne3 Nd4 27.N:d4 e:d4 28.Ng4 Qg6 29.Rd3 N:g3 30.f:g3 Rc7 31.Nf2 Rdc8 32.Re2 Rc1+ 33.Kh3 h5 34.Q:b7 Be5 35.Qd5 R8c5 36.Qd7 h5 37.Nh2 Rb1 38.Rf3 g4 39.Q:g4 Q:g4 40.h:g4 Kg7 Rf5 R:h2+. Белые сдались.

Фишер – Мягмарсурен

Сус, 1967

Староиндийское начало

1.e4 e6 2.d3 d5 3.Nd2 Nf6 4.g3 c5 5.Bg2 Nc6 6.Ngf3 Be7 7.0-0 0-0 8.e5 Nd7 9.Re1 b5 10.Nf1 b4 11.h5 a5 12.Bf4 a4 13.a3 b:a3 14.b:a3 Na5 15.Ne3 Ba6 16.Bh4 d4 17.Nf1 Nb6 18.Ng5 Nd5 19.Bd2 B:g5 20.B:g5 Qd7 21.Qh5 Rfc8 22.Nd2 Nc3

23.Bf6 Qe8 24.Ne4 g6 25.Qg5 N:e4 26.R:e4 c4 27.h5 c:d3 28.Rh5 Rc7 29.Bg2 d:c2 30.Qh6 Qf8 31.Q:h7+.

Черные сдались

Фишер – Хаманн

Натанья, 1968

Сицилианская защита

1.e4 c5 2.Nf3 Nc6 3.d4 c:d4 4.N:d4 Nf6 5.Nc3 d6 6.Bc4 e6 7.Bb3 Be7 8.Be3 a6 9.f4 Qc7 10.0-0 Na5 11.Qf3 0-0 12.f5 e5 13.N4e2 N:b3 14.a:b3 b5 15.g4 b4 16.g5 b:c3 17.g:f6 B:f6 18.b:c3 Bb7 19.c4 d5 20.e:d5 e4 21.Qg3 Q:g3+ 22.h:g3 B:a1 23.R:a1 f6 24.Kf2 Rfe8 25.Rd1 a5 26.c5 Red8 27.c4 a4 28.b4 a3 29.b5 a2 30.Ra1 Ra4 31.c6 Bc8 32.Bb6.

Черные сдались.

Минич – Фишер

Загреб, 1970

Сицилианская защита

1.e4 c5 2.Nf3 d6 3.d4 c:d4 4.N:d4 Nf6 5.Nc3 a6 6.Bg5 e6 7.f4 Be7 8.Qf3 Qc7 9.0-0-0 Nbd7 10.g4 b5 11.B:f6 N:f6 12.g5 Nd7 13.a3 Rb8 14.h5 b4 15.a:b4 R:b4 16.Bh4 0-0 17.Nf5 Nc5 18.N:e7+ Q:e7 19.h5 Bb7 20.h6 B:e4 21.N:e4 N:e4 22.h:g7 Rc8 23.Rh3 Ra4 24.Kb1 d5 25.c4 Ra:c4 26.Bf1 Rb4 27.Qh4 Nc3+ 28.Kc1 Na4+ 29.Kb1

… R:b2+ 30.R:b2 Nc3+ 31.Kc1 Qa3 32.Bd3 Qa1+ 33.Kd2 Q:b2 34.Ke1 Ne4.

Белые сдались.

Асеведо – Фишер

Зиген, 1970

Дe6ют ферзевых пешек

1.d4 Nf6 2.Nf3 c5 3.c3 g6 4.g3 b6 5.Bg2 Bb7 6.0-0 Bg7 7.Nbd2 0-0 8.Re1 d5 9.Ne5 Nc6 10.Ndf3 Rc8 11.N:c6 B:c6 12.Bh4 Bd7 13.Bf1 Bc6 14.Ne5 Bb7 15.a4 Ne4 16.f3 Nd6 17.e3 Qc7 18.a5 f6 19.a:b6 a:b6 20.Nd3 e5 21.Nf2 e4 22.f4 Ra8 23.Bd2 R:a1 24.Q:a1 Ra8 25.Qb1 Qc6 26.b3 Ba6 27.Qb2 B:f1 28.R:f1 c4 29.b4 Qa4 30.Rb1 Bf8 31.Kf1 Nb5 32.Ke2 f5 33.Nd1 Kf7 34.Nf2 Qa2 35.Nd1 Ke6 36.Q:a2 R:a2 37.Rb2 Ra1 38.Be1 Kd7 39.Bd2 Kc6 40.Be1 Na3 41.Kd2 Kb5 42.Bf2 Ka4 43.Be1 Be7 44 Bf2 Nb5 45.Kc2 Ka3 46.Rb1 Ra2+ 47.Rb2 N:c3 48.K:c3 Ra1, Белые сдались.

Смыслов – Фишер

Пальма-де-Мальорка, 1970

Английское начало

1.c4 g6 2.Nc3 Bg7 3.g3 c5 4.Bg2 Nc6 5.b3 e6 6 Bb2 Nge7 7.Na4 B:b2 8 N:b2 0-0 9.e3 d5 10.c:d5 N:d5 11.Ne2 b6 12.d4 Ba6 13.d:c5 Qf6 14.Nc4 Nc3 15.N:c3 Q:c3+ 16.Kf1 Rfd8 17.Qc1 B:c4+ 18.b:c4 Qd3+ 19.Kg1 Rac8 20.c:b6 a:b6 21.Qb2 Na5 22.h5 N:c4 23.Qf6 Qf5 24.Q:f5 g:f5 25.h5 Rd2 26.Rc1 Rc5 27.Rh5 Ne5 28.R:c5 b:c5 29.Ra4 c4 30.h6 Kf8 31.Ra8+ Ke7 32.Rc8 R:a2 33.Bf1 Rc2 34.Kg2 Ng4 35.Kg1 R:f2 36.B:c4 Rf3 37.Kg2 R:e3 38.Rh8 N:h6 39.R:h7 Ng4 40.Bb5 Rb3 41.Bc6 Rb2+ 42.Kg1 Ne5 43.Ba8 Rb8 44.Bh2.

Белые сдались.

Фишер – Тайманов

4-я партия матча. Ванкувер, 1971

Сицилианская защита

1.e4 c5 2.Nf3 Nc6 3.d4 c:d4 4.N:d4 Qc7 5.Nc3 e6 6.g3 a6 7.Bg2 Nf6 8.O-O N:d4 9.Q:d4 Bc5 10.Bf4 d6 11.Qd2 h6 12.Rad1 e5 13.Be3 Bg4 14.B:c5 d:c5 15.f3 Be6 16.f4 Rd8 17.Nd5 B:d5 18.e:d5 e4 19.Rfe1 R:d5 20.R:e4+ Kd8 21.Qe2 R:d1+ 22.Q:d1+ Qd7 23.Q:d7+ K:d7 24.Re5 b6 25.Bf1 a5 26.Bc4 Rf8 27.Kg2 Kd6 28.Kf3 Nd7 29.Re3 Nb8 30.Rd3+ Kc7 31.c3 Nc6 32.Re3 Kd6 33.a4 Ne7 34.h4 Nc6 35.h5 h5 36.Rd3+ Kc7 37.Rd5 f5 38.Rd2 Rf6 39.Re2 Kd7 40.Re3 g6 41.Bb5 Rd6 42.Ke2 Kd8 43.Rd3 Kc7 44.R:d6 K:d6 45.Kd3 Ne7 46.Be8 Kd5 47.Bf7+ Kd6 48.Kc4 Kc6 49.Be8+ Kb7 50.Kb5 Nc8 51.Bc6+ Kc7 52.Bd5 Ne7 53.Bf7 Kb7 54.Bb3 Ka7 55.Bd1 Kb7 56.Bf3+ Kc7 57.Ka6 Nc8 58.Bd5 Ne7 59.Bc4 Nc6 60.Bf7 Ne7 61.Be8

… Kd8 62.B:g6 N:g6 63.K:b6 Kd7 64.K:c5 Ne7 65.b4 a:b4 66.c:b4 Nc8 67.a5 Nd6 68.b5 Ne4+ 69.Kb6 Kc8 70.Kc6 Kb8 71.b6.Черные сдались.

Ларсен – Фишер

4-я партия матча. Денвер, 1971

Староиндийская защита

1.c4 g6 2.Nf3 Bg7 3.d4 Nf6 4.Nc3 0-0 5.e4 d6 6.Be2 e5 7.0-0 Nc6 8.d5 Ne7 9.Nd2 c5 10.Rb1 Ne8 11.b4 b6 12.a4 f5 13.a5 Nf6 14.Qa4 Bd7 15.Qa3 Bh6 16.Bd3 Qc7 17.b:c5 b:c5 18.e:f5 g:f5 19.Bc2 a6 20.Nde4 B:c1 21.N:f6+ R:f6 22.Rf:c1 Raf8 23.Rb6 Bc8 24.Ne2 f4 25.Be4 Nf5 26.Rc6 Qg7 27.Rb1 Nh5 28.Qd3 Bf5 29.Kh2 f3 30.Ng3 f:g2+ 31.Kg1 B:e4 32.Q:e4 Nf3+ 33.K:g2 Nd2.

Белые сдались.

Фишер – Петросян

7-я партия матча. Буэнос-Айрес, 1971

Сицилианская защита

1.e4 c5 2.Nf3 e6 3.d4 c:d4 4.N:d4 a6 5.Bd3 Nc6 6.N:c6 b:c6 7.O-O d5 8.c4 Nf6 9.c:d5 c:d5 10.e:d5 e:d5 11.Nc3 Be7 12.Qa4+ Qd7 13.Re1 Q:a4 14.N:a4 Be6 15.Be3 O-O 16.Bc5 Rfe8 17.B:e7 R:e7 18.b4 Kf8 19.Nc5 Bc8 20.f3 Rea7 21.Re5 Bd7 22.N:d7+ R:d7 23.Rc1 Rd6 24.Rc7 Nd7 25.Re2 g6 26.Kf2 h5 27.f4 h5 28.Kf3 f5 29.Ke3 d4+ 30.Kd2 Nb6 31.Ree7 Nd5 32.Rf7+ Ke8 33.Rb7 N:f4 34.Bc4 Черные сдались.

Фишер – Спасский

6-я партия матча. Рейкьявик, 1972

Ферзевый гам6ит

1.c4 e6 2.Nf3 d5 3.d4 Nf6 4.Nc3 Be7 5.Bg5 O-O 6.e3 h6 7.Bh5 b6 8.c:d5 N:d5 9.B:e7 Q:e7 10.N:d5 e:d5 11.Rc1 Be6 12.Qa4 c5 13.Qa3 Rc8 14.Bb5 a6 15.d:c5 b:c5 16.O-O Ra7 17.Be2 Nd7 18.Nd4 Qf8 19.N:e6 f:e6

20.e4 d4 21.f4 Qe7 22.e5 Rb8 23.Bc4 Kh8 24.Qh4 Nf8 25.b3 a5 26.f5 e:f5 27.R:f5 Nh7 28.Rcf1 Qd8 29.Qg3 Re7 30.h5 Rbb7 31.e6 Rbc7 32.Qe5 Qe8 33.a4 Qd8 34.R1f2 Qe8 35.R2f3 Qd8 36.Bd3 Qe8 37.Qe4 Nf6 38.R:f6 g:f6 39.R:f6 Kg8 40.Bc4 Kh8 41.Qf4

Черные сдались.

Спасский – Фишер

13-я партия матча. Рейкьявик, 1972

Защита Алехина

1.e4 Nf6 2.e5 Nd5 3.d4 d6 4.Nf3 g6 5.Bc4 Nb6 6.Bb3 Bg7 7.Nbd2 O-O 8.h4 a5 9.a4 d:e5 10.d:e5 Na6 11.O-O Nc5 12.Qe2 Qe8 13.Ne4 Nb:a4 14.B:a4 N:a4 15.Re1 Nb6 16.Bd2 a4 17.Bg5 h6 18.Bh5 Bf5 19.g4 Be6 20.Nd4 Bc4 21.Qd2 Qd7 22.Rad1 Rfd8 23.f4 Bd5 24.Nc5 Qc8 25.Qc3 e6 26.Kh3 Nd7 27.Nd3 c5 28.Nb5 Qc6 29.Nd6 Q:d6 30.e:d6 B:c3 31.b:c3 f6 32.g5 h:g5 33.f:g5 f5 34.Bg3 Kf7 35.Ne5+ N:e5 36.B:e5 b5 37.Rf1 Rh8 38.Bf6 a3 39.Rf4 a2

40.c4 B:c4 41.d7 Bd5 42.Kg3 Ra3+ 43.c3 Rha8 44.Rh5 e5 45.Rh7+ Ke6 46.Re7+ Kd6 47.R:e5 R:c3+ 48.Kf2 Rc2+ 49.Ke1 K:d7 50.Re:d5+ Kc6 51.Rd6+ Kb7 52.Rd7+ Ka6 53.R7d2 R:d2 54.K:d2 b4 55.h5 Kb5 56.h5 c4 57.Ra1 g:h5 58.g6 h5 59.g7 h4 60.Be7 Rg8 61.Bf8 h3 62.Kc2 Kc6 63.Rd1 b3+ 64.Kc3 h2=Q 65.R:h2 Kd5 66.Kb2 f4 67.Rd1+ Ke4 68.Rc1 Kd3 69.Rd1+ Ke2 70.Rc1 f3 71.Bc5 R:g7 72.R:c4 Rd7 73.Re4+ Kf1 74.Bd4 f2

Белые сдались.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

sport.wikireading.ru

Роковой матч - LES

Не могу не спросить о вашем матче с Фишером... 

Это начало 70-х годов. Я был в хорошей форме, был хорошо подготовлен к матчу. Михаил Моисеевич Ботвинник, у которого я занимался еще во Дворце пионеров и который продолжал меня консультировать долгие годы, дал мне много интересных советов по подготовке. Но, к сожалению, не в коня оказался корм. 

И все же этот матч, несмотря на его результат, несмотря его на драматические последствия, остается в моей памяти как одно из самых ярких и крупных шахматных событий. Потому, что я сыграл с великим шахматистом, хотя и проиграл с катастрофическим счетом "шесть-ноль". Сам ход матча был очень увлекательным, интересным и содержательным. И счет никак не отражает существо борьбы. Сам Фишер считал, что к шестой партии матча счет должен был быть максимум 3,5 -2,5 в его пользу.Для вас процесс был важнее результата?

Нет. Конечно, результат был важен. Процесс был по-своему увлекателен и содержателен, и остается в анналах истории. Но все дело в том, что я столкнулся впервые с психологическими проблемами в процессе борьбы. Конечно, от ошибок в шахматной партии никто не застрахован, даже самые великие шахматисты. Более того, Фишер сам делал ошибки в течение этого матча, но у него была какая-то удивительная интуитивная защита от серьезных ошибок. 

Возникали позиции, в которых я чувствовал, что вот сейчас я его схвачу, начинал искать решения, думал… 15 минут думал над одним ходом, а потом еще дольше - 20 минут, 50 минут… И на все мои идеи, которые, как я полагал, принесут мне победу, у Фишера находилась защита. Он не переступал критическую точку опасности, интуиция его от этого защищала. И возникало страшное ощущение – да что он, заколдованный какой-то?! Как это так?! Я не нахожу решения, когда весь мой опыт и понимание говорят, что оно должно быть. 

И действительно, через много лет компьютер нашел, как надо было сыграть. Но это было спустя 15 лет, и это был компьютер, и это было не за шахматной доской с сильнейшим соперником. 

Психологически я потерпел сильное потрясение. И это страшное поражение наше идеологизированное правительство не могло считать случайным: "Как это так, советский гроссмейстер проиграл какому-то там американцу! Да еще и с таким счетом! Нет, за этим что-то кроется". 

Конечно, когда следом за мной Фишеру проиграл Ларсен со счетом "шесть-ноль", жить мне стало легче. Но это было потом, когда «гражданская казнь» уже совершилась. 

Когда я возвращался на родину, меня сразу удивил строгий таможенный досмотр. Раньше с советскими гроссмейстерами такого не было. И в моем багаже была найдена книга Солженицына «В круге первом». И еще конвертик с письмом от главного судьи этого матча Макса Эйве советскому гроссмейстеру Сало Флору, в котором находилась некрупная сумма с запиской, что это гонорар за его статьи. 

Никакого криминала. Но книга Солженицына, который в то время был еще советским гражданином, проживавшим на даче Ростроповича… Она оказалась у меня неслучайно, эта книга. Дело в том, что когда мы выезжали за границу, интерес к нам как к советским гражданам был не только шахматным. Журналисты задавали вопросы о самых разных сферах нашей жизни, и был такая модная тема – отношение к раскритикованному властями писателю Солженицыну. Для того, чтобы не чувствовать себя абсолютно неподготовленным, я взял с собой книгу. Чтобы как-то аргументировано реагировать, а не отвечать передовицами из «Правды». 

Вот так у меня и оказалась эта книга. Когда на границе радостные таможенники нашли ее, главный сказал: «Ну что же вы так неосмотрительно? Сыграли бы хорошо с Фишером – я бы вам полное собрание Солженицына до такси донес». Замечательно тогда пошутил Ростропович: "Вы слышали, какие неприятности у Солженицына? У него нашли книгу Тайманова «Защита Нимцовича». 

А потом я был лишен всего, чего только было возможно лишить  - выездов за границу, звания заслуженного мастера спорта... Председатель Госкомитета по делам физкультуры и спорта, который был главной фигурой по санкциям, на десерт сказал: «Нужно прекратить его печатать, лишить материальной поддержки, лишить звания международного гроссмейстера». И тут осекся: «Ой, звание не мы давали».

Как пережить такое? 

Понимаете, есть пословица «из грязи - в князи». А у меня получилось наоборот – из князей в грязь. Лишили всего, чего возможно. Перед отъездом мне дали квартиру для работы. Небольшую, именно как возможность заниматься. Отобрали и ее. Отобрали материальное пособие, лишили права печататься, лишили возможности получить зал, чтобы я мог концертировать. В течение полутора лет я был персоной нон-грата.Так за что же Вы цеплялись в этот момент?За природный оптимизм.

В то время Вы играли в шахматы или занимались музыкой?

Это вспоминать страшно.

А ваши друзья, среди которых были люди довольно высокого положения? тот же Ростропович.. 

В кругу друзей, разумеется, драматических перемен не произошло. И в то время были люди в нашем городском руководстве, которые понимали, что репрессии не заслуженны. И со своей стороны делали добрые шаги в мою сторону. Недавно, как раз в связи с юбилеем, я получил поздравление от одного из тогдашних руководителей партийного руководства Тупикина, которому я благодарен всегда, потому что это был один из немногих, кто сочувствовал мне. Так что мир не без добрых людей.

les.media

Как Фишер разоблачил советский заговор

Шахматисты шутят

31.01.2015 в 15:49, просмотров: 5952

Продолжаем нашу рубрику «Шахматисты шутят». Герои сегодняшнего выпуска выдающиеся игроки Роберт Фишер и Марк Тайманов. Когда-то они сыграли между собой матч с печальным для нашего гроссмейстера итогом. Но с этим матчем связаны и довольно веселые истории…

 

Как Фишер разоблачил советский заговор

Матч Фишер - Тайманов

Как ЦК с буржуазией боролся

Летом 1955 года в Москве состоялся матч СССР - США, и в один из дней американский посол давал торжественный прием по случаю Дня независимости США. На нем присутствовали руководители партии и правительства - Н. Хрущев, Н. Булганин, Г. Маленков, пригласили и шахматистов обеих стран. Хрущев разговорился с Таймановым и спросил его:

- А когда советские гроссмейстеры выступают за рубежом, они получают гонорар?

- Что вы, Никита Сергеевич, - ответил Тайманов, - как мы можем брать деньги у буржуев?! Наша задача - продемонстрировать преимущества социалистического строя, доказать, что мы сильнее их.

- А когда выступают дома, получают?

- Конечно, с чего бы мы тогда жили?

- Что-то здесь не так, - задумался Хрущев. - Выходит, у капиталистов, у которых деньги куры не клюют, вы ничего не берете, а в нашей бедной стране берете. Это никуда не годится. Нужно у них брать, и как можно больше!

И уже через несколько дней вышел специальный приказ по Спорткомитету, согласно которому советским шахматистам, выступающим за рубежом, разрешалось получать валюту. Так партия в лице товарища Хрущева, борясь с проклятой буржуазией, помогла шахматистам заметно повысить свое благосостояние.

Артисты оплачивают билет

Зал Ленинградского шахматного клуба, где в 1957 году проходил полуфинал чемпионата СССР, не вмещал всех желающих. Во время одного из туров опоздавший минут на десять зритель устроил скандал:

- Это безобразие! Куда смотрит администрация! Где судьи? Я пришел, чтобы наслаждаться увлекательной борьбой Спасского и Тайманова, а артисты уже покинули сцену, не разменяв ни одной фигуры! - возмущался гроссмейстерской ничьей зритель. - Требую вернуть мне деньги за билет!

Дело кончилось тем, что Тайманов и Спасский согласились оплатить зрителю его билет. И тут выяснилось, что эту шутку затеял гость по фамилии Флор, выдающийся гроссмейстер и... король ничьих!

Сговор

Может ли шахматист, не пропустив ни одного тура, сыграть в турнире намного меньше партий, чем остальные участники? Странный вопрос! А между тем в турнире претендентов 1962 года сразу трое гроссмейстеров провели на острове Кюрасао на восемь партий меньше, чем их конкуренты. Еще до начала четырехкругового турнира Петросян, Геллер и Керес договорились не играть друг с другом, а «расписать» ничьи. В результате претендентские баталии сократились для каждого из них с 28 партий до 20, по сравнению с остальными участниками они получили дополнительно по восемь дней отдыха! Неудивительно, что это трио и стало во главе таблицы, значительно опередив своих преследователей. Занявший четвертое место Фишер отстал от Петросяна (победителя турнира) на 3,5 очка, а от Кереса и Геллера – на 3. Так что не зря юный американский гений обвинял советских гроссмейстеров в сговоре против него. Спустя много лет, когда советская власть уже прекратила свое существование, ситуацию уточнил Корчной: он заявил, что сговор был задуман не только против Фишера, но и против Корчного с Талем – ведь пострадали и они!

Так или иначе, именно по настоянию Фишера в следующем цикле претендентский турнир был заменен матчами претендентов. Матч не турнир, и сговор здесь исключается. Лафа для советских гроссмейстеров закончилась.

Два следующих цикла Фишер пропустил, но в очередных претендентских баталиях разгромил всех советских участников одного за другим. Тайманов, Петросян и Спасский погибали по одиночке, но словно сговорились…

Неожиданная поддержка

В 1971 году после проигрыша Фишеру со счетом 0:6 Тайманова обвинили во всех смертных грехах, в том числе в предательстве социалистической системы. Одна кара следовала за другой, но тут пришла поддержка с неожиданной стороны.

- Спасибо Бенту Ларсену, который тоже проиграл Фишеру, и тоже всухую, - заочно поблагодарил Тайманов коллегу.

Действительно, вторая победа Фишера 6:0 несколько отрезвила преследователей советского гроссмейстера. Уж датчанина они никак не могли заподозрить в тайном сговоре с капиталистами.

Сочувствующий таможенник

После возвращения из Канады на родину Тайманов был подвергнут в московском аэропорту тщательному таможенному досмотру. И, как назло, в его багаже обнаружили роман Солженицына «Раковый корпус». За провоз книги будущего лауреата Нобелевской премии гроссмейстера вскоре лишили почти всех званий и титулов. Но, разумеется, это был лишь предлог. Например, начальник таможни, прекрасно знавший Тайманова, сочувствовал ему:

- Эх, Марк Евгеньевич, если бы вы выиграли у Фишера, я бы вам собственными руками полное собрание сочинений Солженицына до такси донес...

Неприятности у классика

Итак, «за Солженицына» Тайманов получил по полной программе. Но нет худа без добра: благодаря этому печальному случаю родилась бесподобная шутка, которую придумал Мстислав Ростропович:

- Вы слышали? У Солженицына большие неприятности!

- Неужели! Что же случилось?

- Вы не знаете? У него нашли книгу Тайманова «Защита Нимцовича»!

Простой вопрос

Фиаско Тайманова в матче с Фишером разбиралось в Шахматной федерации СССР.

- Вы выбрали неправильную стратегию, - поучали Тайманова его многочисленные коллеги. - После проигрыша необходимо было делать ничью.

- Но как? - признав свою вину, спросил Тайманов.

В зале воцарилось гробовое молчание. Никто из гроссмейстеров не мог дать ответ на этот простой вопрос

www.mk.ru

Жизнь удалась | chess-news.ru

«Что же это вы, Марк Евгеньевич, так неосторожны. Сыграли бы с Фишером получше, я бы вам хоть полное собрание Солженицына до такси донес...»

Сочувственные слова были сказаны начальником таможни московского аэропорта при задержании вернувшегося из Канады Марка Тайманова. Советский гроссмейстер прилетел из Ванкувера, где проиграл четвертьфинальный претендентский матч Бобби Фишеру с невероятным счетом 0-6.

С того майского дня 1971 года для Марка Евгеньевича Тайманова началась новая жизнь.Уже на закате ее он скажет: «Если бы спросили, какое из всех событий в моей шахматной биографии я считаю главным, самым драматическим, памятным, я, не задумываясь, назвал бы четвертьфинальный матч на первенство мира с великим американским гроссмейстером. Итоги того поединка вызвали цепь непредсказуемых событий, на многие годы определивших драматические изменения в моей шахматной и даже личной жизни».

* * *

Когда после межзонального турнира на Майорке (1970) в соперники Тайманову достался Фишер, коллеги были пессимистичны по поводу его шансов. Но не все. Уже после матча Михаил Таль cказал: «Нашлись знатоки, сулившие определенные шансы и Тайманову. В частности, Ботвинник высказал мнение, что о гарантированной победе Фишера не может быть и речи. Должен сознаться, что эту точку зрения разделял и я».

В публичных выступлениях Ботвинник пошел еще дальше: предсказывая победу Тайманова, он мотивировал это тем, что советский гроссмейстер имеет больший матчевый опыт. Да и вообще, у Фишера, не закончившего даже школы, нет шансов стать чемпионом мира: будет сказываться отсутствие образования.

Надо ли говорить, как ошиблись оба экс-чемпиона.

Несмотря на яркие успехи американца, самому Тайманову больше хотелось помнить партию из турнира в Буэнос-Айресе (1960), где сначала он получил с семнадцатилетним долговязым подростком выигранную позицию, а потом, хоть победить и не удалось, заставил Бобби долго балансировать на краю пропасти. Но и на межзональном на Майорке, где Тайманов проиграл, поначалу он имел превосходное положение.

Корчной вспоминал, как обосновывал Тайманов свои прогнозы: «Фишер играет как машина, фактически и являясь машиной. Но я – человек! И машина пока еще никогда не победила ни одного гроссмейстера. Именно поэтому я верю в свою победу!»

Если сегодня «сыграть как компьютер» или «сыграть по первой линии» является высшим комплиментом, в те годы машина делала только первые робкие шаги в шахматах и могла соревноваться разве что с откровенными любителями.

Не была забыта и практическая сторона дела. «Да мы под Фишера новую квартиру получим!» - объяснял Марк жене, резонно полагая, что для борьбы с американцем власти не пожалеют ничего. Ему действительно выделили дополнительную квартиру, чтобы «готовиться к матчу без помех», но по возвращении из Ванкувера отобрали ордер...

Хотя путь Фишера к Олимпу только начинался, конфронтация Советский Союз - Соединенные Штаты делала любой матч советского гроссмейстера с американцем политическим событием. Государство не жалело ничего, и когда Тайманов отправлялся в Канаду, ему даже обещали, что он может оставить весь приз себе. Учитывая, что советские гроссмейстеры всегда должны были сдавать львиную часть валюты государству, это было проявлением необычайной щедрости.

За год до этого четвертьфинального матча соперником Фишера должен был стать Ботвинник. Переговоры с голландскими устроителями зашли очень далеко, и Ботвинник вовсю готовился к поединку. В последний момент что-то сорвалось, матч не состоялся, и расширенное «досье» на американца Михаил Моисеевич передал Тайманову. Помимо чисто технических рекомендаций, Ботвинник обращал внимание, что Фишер, так же как например Эйве и Смыслов, имеет пристрастие к длинным ходам ферзем, и советовал Тайманову обращать особое внимание на мобильность именно этой фигуры. Обоснование было не из ординарных: «Эти  гроссмейстеры очень высокие, поэтому им требуется больше пространства...»

Для искоренения недостатка, присущего Тайманову с детских лет - рефлекторной реакции, быстрого «естественного» ответа, Ботвинник советовал во время тренировочных партий рядом с шахматными ставить песочные часы, и ни в коем случае не делать хода, пока минутная доза не пересыплется из одной колбы в другую. Вспомнил и старинный совет Тарраша – сидеть на ладонях, дабы механически исключить импульсивные движения и помешать руке опережать мысль.

Тайманов очень хотел взять в Канаду в качестве помощника Таля, но Патриарх был категорически против: вы оба склонны к богемному образу жизни, начнутся вечерние посиделки, а то и водочка... нет и еще раз нет! И Тайманов, скрепя сердце, послушался Ботвинника. Вместе с ним в Ванкувер отправились Юрий Балашов, Евгений Васюков и Александр Котов.

Не будем останавливаться на ходе драматически сложившегося для Тайманова матча, скажем только, что советскому гроссмейстеру не удалось  воспользоваться ни рекомендациями Патриарха, ни плодами дебютной подготовки, ни справиться с «дергунчиком» - в пятой партии сделанный им импульсивный ход оказался зевком ладьи. Каясь перед Ботвинником, что его «мудрые советы» не удалось использовать, Тайманов сам честно дал и другое объяснение разгромному проигрышу: «это зависело не только от меня...»

Советская пресса не знала, как реагировать на сенсацию в Канаде. Матч игрался из десяти партий, а когда счет стал 5-0 в пользу американца, «Комсомольская правда» писала, что «все четветьфинальные матчи закончились, за исключением матча Тайманов - Фишер, после завершения которого станет известно имя последнего полуфиналиста».

Окончательные цифры 6-0 были настолько ошеломляющими, что Таль заметил: «Прямо теннисный счет какой-то!» Председатель Шахматной федерации СССР Дмитрий Постников был менее дипломатичен: «Такого позорного явления советские шахматисты никогда не переживали!» А министр спорта Сергей Павлов писал в ЦК КПСС о «беспрецедентном проигрыше советского шахматиста».

Советский Союз гордился своей гегемонией в мире шахмат, и вдруг появился эксцентричный американец, во всеуслышание объявляющий, что он сильнейший в мире и претендующий на шахматную корону. И что самое неприятное – доказывающий это.

На расширенное заседание федерации были приглашены все ведущие гроссмейстеры Советского Союза во главе с чемпионом мира. Полемизируя с Батуринским, отвечавшим за шахматы в Спорткомитете, Спасский спросил: «Виктор Давидович, а что будет, если мы все проиграем Фишеру?!»

За разгромное и унизительное поражение кто-то должен был нести ответственность. Им стал проигравший. Помимо романа опального писателя «В круге первом», в чемодане гроссмейстера «обнаружили» 1100 гульденов. Деньги вместе с письмом президента ФИДЕ Макса Эйве предназначались для старого друга Сало Флора за статьи, которые тот писал для голландского шахматного журнала. Робкие возражения Тайманова, что спортивные делегации не обязаны проходить таможенный досмотр, даже не стали слушать: поступило распоряжение свыше.

Эти факты стали рассматриваться властями едва ли не как государственное преступление, и каждый знал тогда шутку: «Вы слышали – у Солженицына крупные неприятности: нашли книгу Тайманова «Защита Нимцовича».

Тайманову уменьшили государственную стипендию, закрыли выезд за границу, сняли звание «заслуженный мастера спорта». Министр спорта начал было говорить даже о лишении Тайманова звания международного гроссмейстера, но вовремя осекся – «это мы не вправе, не мы давали...»

С решением Спорткомитета были ознакомлены другие гроссмейстеры Советского Союза и, как вспоминал Корчной, должны были расписаться на постановлении, «дабы не было повадно другим».

Название книги Тайманова, увидевшей свет уже после перестройки, «Я был жертвой Фишера». На самом деле, он стал жертвой режима, существовавшего тогда на его родине. Режима, рассматривавшего каждого своего представителя как бойца невидимого фронта, защищавшего престиж советского государства. И за неудачу, тем более жуткий провал, карало безжалостно.

Несколько месяцев спустя Фишер с тем же «сухим» счетом нанес поражение Ларсену, что в некоторой степени реабилитировало советского гроссмейстера. Помню, как в Москве остроумный Петросян, комментируя поступившую реляцию об окончательной победе американца, произнес, покачивая головой: «М-да... Тайманову звание заслуженного мастера спорта вернуть, конечно, нельзя, так что придется ему в качестве компенсации присвоить звание заслуженного артиста республики...»

Звание заслуженного артиста республики Тайманову не присвоили, но его концертная карьера прервалась сама собой. Во время подготовки к матчу с Фишером он встретил свою будущую жену и развелся с Любовью Брук, на которой был женат четверть века.

Эта пара (Любовь Брук и Марк Тайманов) представляла из себя знаменитый фортепианный дуэт, объездивший с концертами весь Советский Союз и не раз гастролировавший за границей.

Тайманов знал, разумеется, что его называли «лучшим пианистом среди шахматистов и лучшим шахматистом среди пианистов», но воспринимал эту сентенцию по-другому чем Смыслов, о котором тоже говорили: «лучший шахматист среди певцов и лучший певец среди шахматистов». Объяснял: «Если Василию Васильевичу эта шутка казалась безобидной, то я как раз обижался. Ведь Смыслов пел только по случаю, а я как раз был профессионалом и в музыке, так что меня это задевало...»

Вместе с женой Тайманов сыграл множество концертов, записал немало пластинок и дисков. А в конце прошлого столетия голландская фирма Филипс выпустила серию «Великие пианисты XX века». На этих дисках записи Рубинштейна, Рахманинова, Горовица, Рихтера, Гилельса, Гульда... Есть в этой серии и фортепианный дуэт: Любовь Брук - Марк Тайманов.

Когда я сообщил ему об этом, Марк просил прислать все вырезки из  голландской прессы, а во время последнего разговора сказал: «Знаешь, когда я о жизни своей думаю, одно событие особняком стоит, им по-настоящему горжусь. Это включение меня (вместе с Любой) в сто лучших пианистов мира. Вот это и было самым главным».

Хотя на афишах  еще много лет можно было видеть фамилии Брук-Тайманов, Марк к этому дуэту отношения уже не имел: его заменил сын. В этом году заведующему кафедрой Петербургской консерватории Игорю Марковичу Тайманову исполнилось семьдесят).

Таким образом, после матча с Фишером распался не только семейный, но и творческий союз, и для Марка Тайманова остались только шахматы.

* * *

Он пришел в шахматы в 1937 году. Марику было только одиннадцать, но он уже стал звездой экрана. Кудрявый мальчик сыграл одну из главных ролей в картине «Концерт Бетховена», а песню «Эх, хорошо в стране советской жить!» из этого фильма пела тогда вся страна.

Фильм имел оглушительный успех не только в Советском Союзе: в течение шести недель он шел с аншлагом на нью-йоркском Бродвее, а на Всемирной выставке в Париже удостоился почетного диплома.

Когда во время матча СССР - США (1953) в Нью-Йорке Тайманова знакомили с Ройбеном Файном, он сказал американцу – а мы с вами ведь уже знакомы! В ответ на недоуменный взгляд, Тайманов напомнил Файну весну 1937 года, Ленинград, белоколонный зал Дворца пионеров, сеанс американского гроссмейстера, считавшегося одним из сильнейших в мире.

Огромное скопление народа, цветы, аплодисменты и звонкое приветствие мальчика в пионерской форме. Незадолго до этого, когда директор Дворца предложил Марику на выбор любой кружок, мальчик выбрал шахматы.

Сеанс одновременной игры Александра Будо. Четвертый справа – Марик Тайманов. Ленинград 1937.

Успехи пришли очень быстро, и два года спустя он начал заниматься у самого Ботвинника.

Михаил Ботвинник анализирует партию с Паулем Кересом. В центре – Марк Тайманов (Лениград 1940).

Самые крупные достижения Тайманова – начало и середина пятидесятых годов. Он разделил первое место с Ботвинником в первенстве СССР (1952), единолично стал чемпионом страны (1956), играл в турнире претендентов (1953). Его имя произносилось тогда на одном дыхании с именами Петросяна, Геллера, потом Корчного, хотя в дальнейшем те и превзошли его в борьбе за звание чемпиона мира. В составе сборной страны он был чемпионом Европы и чемпионом Олимпиады, выиграл или был призером нескольких десятков международных турниров.

Ботвинник считал, что Тайманов мог бы добиться еще большего. «В поисках истины, - говорил он, - Марк не любил сомневаться, что нередко приводило к поспешным решениям. Это бывало и у других, как например, в прошлом у Боголюбова, а в наше время у Ларсена».

Занимаясь с маленьким Каспаровым, Патриарх, когда мальчик начинал слишком быстро делать ходы, предупреждал будущего чемпиона мира: «Имей в виду, Гарик, вырастешь во второго Ларсена или Тайманова!» Многие мечтали бы стать вторыми Ларсенами или Таймановыми, но Ботвинник имел в виду, конечно, самые высокие вершины.

Он понимал это сам и сказал в конце жизни: «Да, я не стал чемпионом мира. Борьба за шахматную корону требует жесткого, а иногда и жестокого отношения к соперникам. Я же никогда не стремился подавлять своих оппонентов».

Это правда, конечно, но не полная. Помимо отмеченных Ботвинником недостатков, перед действительно великими Тайманов испытывал очевидный пиетет и нередко соглашался на ничью в очень перспективных позициях или быстро свертывал борьбу. Да и вообще с ними он играл ниже своего обычного уровня, и матч с Фишером только подчеркнул это.

Марк Тайманов шел по жизни в согласии с советом древних греков - скользи, но не напирай. Думаю, что та же формула  во многом препятствовала еще большим его достижениям в шахматах, где для покорения самых высоких вершин надо и напирать, и расталкивать, и делать это невзирая на репутации и авторитеты.

Но на его счету немало партий, которые смело можно назвать инструктивными, и собственные слова Тайманова о том, что некоторые из них вошли в золотой фонд шахматного искусства, ни в коем случае не являются бравадой.

В матче пионеров Ленинграда и Киева в 1940 году в партии с Дэвиком Бронштейном Марк разыграл защиту Нимцовича, свой фирменный дебют. Несмотря на быстрое поражение, Тайманов остался верен любимому началу. Он не только регулярно применял его, внеся в эту защиту множество новых идей, но и выпустил в начале пятидесятых годов книгу, имевшую большой успех, переведенную на многие языки и выдержавшую множество изданий.

В ответ на 1.е4 он почти неизменно избирал сицилианскую, навсегда оставшись в шахматах «вариантом Тайманова» в «системе Паульсена», и сегодня входящим в репертуар многих гроссмейстеров.

Лениградский Дворец пионеров 1958. Третий слева за игрой – автор этих строк.

* * *

В 1952 году вместе с Бронштейном Тайманов отправился в Ливерпуль. Официально турнир назывался чемпионатом мира среди студентов, и оба «студента» - один уже сыгравший вничью матч на мировое первенство, другой - без пяти минут претендент - сражались с любителями, приехавшими на летние каникулы в Англию поиграть в шахматы просто для удовольствия. Тайманов вспоминал, что напутствовал их перед поездкой один из секретарей ЦК КПСС, а разрешение на выезд за рубеж подписал сам Сталин.

В мемуарах он называет себя «сыном сталинской эпохи», и в этих словах нет иронии. Во многих интервью Тайманов подчеркивал, что, «несмотря на все невзгоды, пережитые нашим народом, нашей страной, нельзя не отметить, что при нем всегда соблюдалась линия: “Спасибо за наше счастливое детство, за нашу счастливую жизнь Сталину и родной стране”. Для детей делалось все возможное и невозможное. Открывались школы музыкальные, художественные, спортивные, Дома пионеров, Дворцы пионеров. Проводились конкурсы юных дарований, с которых начались мои музыкальные успехи. Нет, отношение к Сталину у меня неоднозначное».

Я не раз читал да и слышал от него подобные высказывания, но всё не решался сказать, что к фюреру тоже ведь можно относиться неоднозначно: никто ведь не станет отрицать, что он проложил замечательные автобаны и избавил страну от безработицы.

Но детство Марка действительно было счастливым: сначала всенародное признание кинозвезды, замечательный Дворец пионеров, чудесный мир шахмат и музыка, музыка.

Потом – Ташкент, война, громыхавшая где-то далеко, годы учения в консерватории, первая любовь, успешная карьера, привилегированное положение известного пианиста и шахматиста, регулярно выезжающего за границу; к повседневной жизни рядового советского человека всё это не имело никакого отношения.

Миллионы погибших и репрессированных Сталиным были для него абстрактными цифрами, а безжалостный прокурор зловещих процессов тридцатых годов Вышинский, которого он встречал в Нью-Йорке, запомнился как «великолепный рассказчик и блистательный полемист», давший к тому же немало полезных советов по части шопинга на Бродвее.

Еще в молодые годы он стал членом партии. Сделано это было, разумеется, из карьерных соображений, главным образом, для облегчения поездок заграницу. Далеко не все музыканты, да и шахматисты поступали так же, и кое-кто из беспартийных коллег даже подтрунивал над ним.

Однажды в ФРГ, когда «Буревестник» играл с командой Золингена, гроссмейстеров из Советского Союза пришли проведать местные коммунисты. Вся команда была в сборе, когда из рецепции позвонили, что их ожидают внизу. «Идите, Марк Евгеньевич, - тут же заметил Смыслов,  - ваши единомышленники пришли!»

В каждодневной жизни Тайманов был приветлив, обаятелен и остроумен, и на дружеских застольях роль тамады нередко предоставлялась ему: у Марка всегда находилось теплое словцо для каждого.

Вспоминаю один такой ужин, когда дошла очередь до меня: «Генна был очень хорошим гроссмейстером, хотя, скажу честно: на звание чемпиона мира он никогда не покушался. Но что касается писательских качеств – кто бы мог подумать, что он так будет писать: с ним сейчас и поставить-то некого. К тому же он и усиливается: пишет всё лучше и лучше...»

Не помню, что уж он говорил дальше: чего не скажешь в застолье, но после моей победы в Вейк-ан-Зее (1981), когда мы остались наедине, произнес серьезно: «Знаешь, я и музыкантов многих эмигрировавших видел, и шахматистов. Так вот - кто хорошо в Союзе играл, так и играет хорошо, а кто так себе, и на Западе особых звезд с неба не хватает, какие бы звания не получил. А по-настоящему прибавивших вижу только двоих – Владимира Ашкенази в музыке, а в шахматах – тебя...»

* * *

Он был четырежды женат. С Любовью Брук они поженились, когда обоим было по девятнадцать.

Вторая жена Тайманова – Люля – умерла в сравнительно молодом возрасте.

Третьим браком Тайманов был женат на дочери коллеги и друга с незапамятных времен - Юрия Авербаха. И этот брак не выдержал испытания временем, и острый на язык Марк говорил: «Помню прекрасно день, когда моя будущая жена появилась на свет. Захватив шампанское и цветы, мы с Юрой отправились в больницу поздравить мать и посмотреть на новорожденную. – И добавлял, -  если бы знать, как обернется дело, я бы уже в тот момент занялся ее воспитанием...»

Четвертая жена, Надя, моложе его на тридцать пять лет. Ему было семьдесят восемь, когда у супругов появилась двойня. «Решили не мелочиться», - объяснял счастливый отец.

В послеперестроечные годы, бывая в Петербурге, я всякий раз заходил к Таймановым. Так было и последний приезд. День выдался  замечательный и, прежде позвонить в просторную квартиру на Петроградской, долго гулял по городу, натыкаясь только на тени из собственной молодости.

В каком-то минорно-философском настроении спросил, когда остались вдвоем: «Марк, скажи, ты все-таки постарше меня будешь, в чем смысл жизни?». Он даже не опешил от такого вопроса, уж слишком элементарен был он для него. Только переспросил: «Как в чем? Смысл жизни? В жизни! В жизни самой!»

В дверях появилась жена: «Стол накрыт! Прошу!» «Вот в этом накрытом столе и есть смысл жизни!» - воскликнул Марк, беря меня под руку. - А еще в детках моих любимых...» - он обнял Диму и Машу, игравших неподалеку.

В гостиной стоит Bechstein, но рояль закрыт. «Нет, совсем не играю... Ну, разве, если дети очень попросят...»

Дима тоже играет и уже добился каких-то успехов, хотя отец в полном соответствии со временем мечтает, что мальчик станет... главой швейцарского банка.

В последние годы стал плохо слышать, но переспрашивать стеснялся, а слуховой аппарат носить категорически отказывался. Но взгляд остался ясным, и мысль формулировал очень четко. На мои помогающие слова, когда не сразу находил продолжение фразы, никакого внимания не обращал и всегда говорил что-то свое (и почти всегда лучше подсказки).

От достигших преклонного возраста я не раз слышал: подумал о своих годах и не могу себе представить, чтобы мне было cемьдесят пять! (восемьдесят! девяносто!) Мне! Как такое может быть?!?! Я ведь еще вчера с родителями на дачу ездил (с подружкой в кино ходил и т.д.)

У Тайманова не было ничего похожего, он скорее гордился своими годами. На юбилее Корчного в Цюрихе (Марку было уже восемьдесят пять), когда зашла речь о возрасте, я обронил - вот мы с Марком... Он сразу прервал – мальчишка! примазываются тут всякие...

Надя и Марк Таймановы (Цюрих 2011)

Когда ему исполнилось девяносто, отвечая на дежурный вопрос о долголетии, сказал: «Я верю в Менделя, основателя генетики. А в моей родословной есть и столетние предки. Так что точнее на этот вопрос я смогу ответить через десять лет... А так... Я давно хотел открыть шахматную школу в Питере и вот, наконец, получилось. Жизнь удалась!»

* * *

Обе сферы приложения его талантов – классическая музыка и шахматы – по традиции считались в России еврейскими, и он был с детства окружен еврейскими учителями в Консерватории и в шахматах, а потом и коллегами в обеих областях. Хотя в паспорте в графе национальность у него стояло «русский», внешность у Марка была очень еврейская, и что он чувствовал в конце сороковых, начале пятидесятых годов во время антисемитской кампании в Советском Союзе, сказать непросто.

С родителями

Его отец, Евгений Захарович - еврей, причем из ортодоксальной семьи, а мама, Серафима Ивановна Ильина – русская, но воспитание Марк получил совершенно светское, никаким боком религии не касавшееся.

Весть о бегстве Корчного (1976) застала его в Киеве, на командном первенстве всесоюзного «Буревестника». Лев Альбурт вспоминает, как к улыбавшейся и живо обсуждавшей событие группе молодых участников подбежал взволнованный Тайманов: «Мальчишки! Чему смеетесь! - осуждающе бросил он на ходу, а несколько минут спустя грустно заметил: - А хуже всего будет евреям... Выезд теперь закроют в первую очередь нам, не понимаю, чему вы здесь радуетесь...»

Хотя отпевали его по православному обычаю, верил он только во время, стоящее на дворе сегодня. Считал, что оно всегда право, и любил что в этом времени сильно. И когда говорил Бронштейну - «так это ж выгодно», - очень удивлялся, что непонятливый Дэвик переспрашивает.

Легко и естественно принимая окраску окружающей среды, он твердо стоял ногами на земле – обязательное условие столь долгого пребывания на ней.

Если бы во главе России стал Далай-лама, он проснулся бы буддистом; он не пропал бы при любой власти, причем в отличие от многих, особой трансформации ему не понадобилось бы: он остался бы тем, кем был – милым и жизнерадостным, с само собой разумеющейся поправкой на ветер.

«Вечно живет тот, кто живет в настоящем. Поэтому смерть никакое не событие жизни» - полагал Витгенштейн. Не уверен, углублялся ли Тайманов в рассуждения философа, считавшего, что мир человека счастливого совершенно иной, чем мир несчастного, но всегда следовал императиву - «Живи счастливо!»

Он прожил длинную, насыщенную жизнь, полную не только профессиональных успехов на различных поприщах, но и бурных личных коллизий, потерь и разрывов. Нельзя сказать, что и время, в которое ему выпало жить, было таким безмятежным, совсем наоборот, но он принимал жизнь такой, как она есть.

И когда я смеялся вместе со всеми над его уже не раз слышанными историями, рассказываемыми им с тем же удовольствием, невольно закрадывалась мысль: может, так и надо жить?

Как старуха из сказки Андерсена, довольная всем, что делал муженек, Марк Тайманов во всём, добром и худом, даже откровенно худом, умел разглядеть положительную сторону.

Затеяли было строить дачу, дело двигалось, развивали планы, но подрядчик вдруг разорился. «И хорошо, дачу недостроенную продадим, а на вырученные деньги будем ездить по миру...» И ездили-таки, и провели всей семьей месяц в Америке, и думали о других поездках.

И не надо гадать, что увидел бы Тайманов, если бы в тюремной камере смотрел на волю, как двое узников, один из которых замечал только грязь на решетке, а другой – звезды на небе. Это, конечно, дар, полученный от рождения, даже не знаю, как назвать иначе. Жизненный настрой, что ли, менталитет... Нет, все-таки – дар.

Близкие утверждают, что даже в очень болезненное время, наступившее для Марка после проигрыша Фишеру, он не пребывал в унынии и обреченности, но еще больше избывал себя в деятельности. Сомнения – так ли живу? всё ли правильно делаю? самокопание и самоедство, никогда не одолевали его, хотя никто не может знать, что на самом деле лежало у него на сердце, о чем он думал, оставаясь наедине с самим собой.

Сестра Ирина, профессор санкт-петербургской Консерватории, сказала как-то: «Марк, ты как ящерица – отбрасываешь старый хвост, а у тебя вырастает новый».

«Если бы ты только знала, как болит место, от которого отлетел старый хвост...» - отвечал ей старший брат.

Но для всех он был другим: харизматичным и лучезарным, не теряющим оптимизма ни при каких обстоятельствах. Слово «оптимист» стало клише журналистов, когда-либо писавших о нем, и если он слышал: Марк, ты – счастливчик! – никогда не отрицал очевидного.

«Пианисты считали меня шахматистом, а шахматисты – пианистом, - не раз с улыбкой повторял Тайманов. - Таким образом, я был избавлен от зависти со стороны коллег, что облегчало мне жизнь».

Эпиграфом к книге воспоминаний он избрал слова Тарраша, сказанные как будто специально о нем: «Шахматы, как любовь и музыка, могут сделать человека счастливым».

Об этих составляющих счастья он знал как никто. И хотя шахматы, как и музыка, требуют долгих, напряженных занятий в условиях постоянной, не делающей скидки на возраст конкуренции, Тайманов всегда отделывался шуткой, когда его спрашивали, как это ему удается всё совмещать: «Я никогда не сочетал музыку и шахматы, я чередовал их. И когда занимался шахматами, я отдыхал от музыки, а когда занимался музыкой, отдыхал от шахмат. Так что вся моя жизнь — сплошной отдых».

Хорхе Луис Борхес неоднократно говорил: «в жизни я совершил самый большой грех, который мог совершить человек: я не был счастлив».

Марк Евгеньевич Тайманов никогда не мог бы упрекнуть себя в этом грехе.

www.chess-news.ru

Матч-реванш Фишер-Тайманов - МК

Шахматисты шутят

21.05.2016 в 13:03, просмотров: 2879

Сегодня мы расскажем еще несколько веселых шахматных случаев – это то ли смешные истории, то ли анекдоты или байки. Что-то реальное, а что-то полуфантастическое.

Матч-реванш Фишер-Тайманов

фото: Евгений Гик

Писатель Аркадий Арканов и два пианиста – Марк Тайманов и Левон Оганезов. Тайманов заинтересовался игрой Арканова (карточной).

Как фигуры чуть не утонули в ванной

Михаила Таля коллеги очень любили и, зная о его неважном здоровье, всегда шли навстречу. Однажды Марк Тайманов на первенстве СССР согласился играть с ним в его гостиничном номере (рижанин не мог его покинуть из-за боли). Приехал в отель вместе с судьей, но выяснилось, что Таль находится в ванной комнате (горячая вода помогала купировать приступ). Так и играли. Одна доска (для Тайманова) стояла на столе, другая (для Таля) плавала в ванной, арбитр сновал туда-сюда... Когда деревянный король Таля наглотался воды и пошел ко дну, Тайманов предложил ничью. Так что все закончилось благополучно, никто не утонул.

P.S. Эту историю рассказал Александр Халифман. Тайманов ставит ее под сомнение, говорит, что встречался с Талем в самых разных ситуациях, но в ванной играть не доводилось (впрочем, если бы и довелось, то, конечно, не позволил бы фигурам пойти на дно ванной – мирный исход более чем вероятен). Ну что ж, возможно, Халифман просто пошутил. Пусть так, но получился смешной анекдот…

Возьмет ли Тайманов реванш у Фишера?

Нынешний год – дважды юбилейный для гроссмейстера Тайманова: во-первых, он отметил свое 90-летие, а во-вторых, исполнилось 45 лет его историческому матчу с Фишером. Так что в 2016-м - и только в нем! - можно утверждать, что давний поединок в Ванкувере разделил жизнь и судьбу Марка Тайманова ровно на две половины: до встречи с Фишером и после. Забавно, что по случаю годовщины поединка в Канаде состоится командный поединок «Фишер» - «Тайманов», в котором будут участвовать местные мастера, причем всего будет проведено шесть туров, как и в 1971-м, и разрешается применять в них только два дебюта – те же, что и в давнем матче: сицилианскую и староиндийскую защиты (защита Грюнфельда в пятой партии не в счет). Ну что же, может быть, на этот раз «Тайманову» удастся взять реванш у «Фишера»…

Объективный судья

Двое садятся за шахматный столик.

- Сейчас узнаем, кто из нас играет лучше, - говорит один из них.

Подходит судья и, пустив часы, смотрит на вещи несколько иначе:

- Сейчас узнаем, кто из вас играет хуже.

Задача с подвохом

Проникший ночью в банк грабитель был обнаружен утром заснувшим на оставленной кем-то газете. Оказалось, что он погрузился в сон после безуспешных попыток решить шахматную задачу.

- Да, неудачное я себе выбрал хобби, - кисло пошутил вор, когда его схватили.

- Хобби-то у вас прекрасное, - заметил полицейский. - А вот профессию вы себе выбрали не самую лучшую.

Подарок по-габровски

Юный габровец из болгарского города, славящегося необыкновенной «щедростью» своих жителей, спросил однажды у отца-шахматиста, что тот собирается подарить ему на день рождения.

- Я приготовил тебе замечательный подарок, - ответил добрый габровец своему любимому сыну, - мы с тобой сыграем партию, и я тебе дам фору целого коня!

Гостеприимный хозяин

К габровцу пришли его приятели-шахматисты. Немного поиграли, и жена говорит:

- Предложи гостям что-нибудь освежающее!

- Конечно, - спохватился муж и распахнул окно.

www.mk.ru

Российская Шахматная Федерация - Новости

Ровно 40 лет назад, на протяжении нескольких месяцев 1971 года, мир стал свидетелем восхождения американского гроссмейстера Роберта Фишера на вершину шахматного Олимпа. В матчах претендентов он последовательно победил Марка Тайманова, Бента Ларсена, Тиграна Петросяна и добился права играть матч на первенство мира с советским чемпионом Борисом Спасским. О памятном матче в Ванкувере вспоминают секундант Тайманова – Е. А. Васюков и тренер – Ю. С. Балашов. Материал Анны Буртасовой

В 1970 году Фишер достиг вершины своей творческой формы (Буэнос-Айрес и Олимпиада), а его путь к высшему титулу начался с межзонального турнира на Мальорке осенью того же года. На испанском острове американец победил в соревновании 24 шахматистов, оторвавшись от ближайших преследователей на 3,5 очка! Жеребьевка, проведенная после межзонального турнира, определила в соперники Фишеру Марка Тайманова. Матч в Ванкувере в мае 1971 стал для СССР ударом. Несмотря на то, что матч игрался из десяти партий, уже после шести он был завершен. Фишер разгромил соперника со счетом 6:0! Последовавшее поражение Бента Ларсена с таким же результатом в некоторой степени реабилитировало советского гроссмейстера, и тем не менее, как выразился председатель Шахматной федерации СССР тех лет Дмитрий Постников: «Такого позорного явления советские шахматисты никогда не переживали!» После окончания четвертьфинальных матчей претендентов экс-чемпион мира Михаил Ботвинник выступил по центральному телевидению, его слова приводит газета “Шахматная Москва” от 16 июня 1971 г.: “Матч Фишер-Тайманов. Здесь я попал в неловкое положение, так как предсказывал упорную борьбу. Правда, я говорил, что она будет, если Тайманов сможет выиграть хотя бы одну партию из первых четырех. Как вы знаете, он не выиграл этой партии, и Фишер, который всегда очень хорошо играет, когда у него перевес в очках, продемонстрировал свое большое превосходство. Спортивная форма Тайманова оказалась плохой, он – сейчас уже можно об этом говорить – неудачно играл и тренировочные партии при подготовке. Так что у тех, кто знал об этом, и до начала матча настроение было тревожное. Матч этот представлялся важным и с точки зрения подготовки к матчу с Фишером другого советского гроссмейстера в полуфинале. Неуверенная игра Тайманова не позволила полностью решить эту задачу.” Что же произошло с Таймановым в канадском Ванкувере и ранее, при подготовке? Как в Союзе относились к Фишеру и как восприняли поражение “всухую”? Своими воспоминаниями о матче поделились непосредственные участники событий в Канаде, секундант Тайманова гроссмейстер Е. А. Васюков и тренер Ю. С. Балашов, в описываемый период – международный мастер. fischer_petrosian.jpg

Москва, Гоголевский бульвар, 14, Центральный шахматный клуб СССР, комната гроссмейстеров

Фото 1958 года: за доской – Бобби Фишер и Тигран Петросян. Наблюдают (справа налево) чемпион Москвы, международный мастер Евгений Васюков, мастер Гелий Натапов и мастер Анатолий Быховский (в дальнейшем известный тренер).

Е. А. Васюков о матче Фишер-Тайманов

vasyukov1933.jpgВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Современная шахматная общественность кроме счёта 6:0 в пользу Фишера мало что знает об этом матче. Хочу рассказать правду о том, как развивались события в матче и что было внутри, вокруг и около этого поединка. СОПЕРНИК Конечно, отношение к Фишеру официальных советских властей было негативным. Большое политическое значение придавалось тому, что он бросает вызов укоренившемуся шахматному превосходству СССР. Советский Союз гордился своей полной гегемонией в мире шахмат. И вдруг появился не кто иной, а американец, претендующий на шахматную корону. Я вспоминаю несколько эпизодов, которые предшествовали матчу. Вот один из них. Когда закончился межзональный турнир на Мальорке, меня попросили участвовать в шахматном обзоре на телевидении и рассказать о том, как проходило соревнование. Я уже сидел в студии, решая какую из выигранных партий Фишера показать, когда мне сообщили, что через пять минут начнётся прямой эфир. Пришел ведущий передачи мастер Яков Дамский. Он сказал мне: “Есть распоряжение председателя Гостелерадио Сергея Лапина. Говори о чем угодно, но только не о Фишере.” А Фишер все-таки был победителем турнира. Неожиданно попав в цейтнот, я так вышел из этого положения – рассказал, как был организован турнир, кто и как выступил, показал партии, а в конце отметил: “Ну, а что касается победителя турнира, вы же все знаете, что это был Фишер, американский гроссмейстер.” В Советском Союзе намеренно создавался образ Фишера как негативного, необразованного, склонного ко всяким неожиданным поступкам. Но сколько я с ним ни общался, например, последние два раза по его предложению в 1996 в Будапеште на 85-летнем юбилее Андре Арнольдовича Лилиенталя, где, кроме как со мной, Фишер не захотел встретиться ни с одним из приехавших на юбилей гостей, в том числе и с Таймановым, я ни разу не слышал, чтобы он о своих коллегах отзывался некорректно. Конечно, в такой обстановке неприязни по отношению к Фишеру поражение Тайманова, да еще с таким счетом, воспринялось очень болезненно. ПОДГОТОВКА Мы с Марком в то время были приятелями, выиграли перед этим гроссмейстерский турнир в Рейкьявике и договорились о том, что тому, кто выйдет в межзональный турнир, другой будет помогать. И на межзональном турнире на Мальорке я был секундантом Тайманова. Наш творческий союз оказался весьма плодотворным, мы вновь поделили 1-2 место на этот раз в супертурнире 1970 года в Скопье (Югославия). Нашими соперниками были известные гроссмейстеры Решевский, Глигорич, Матанович, Матулович, Георгиу, Барцаи, Браун и другие. Перед матчем было организовано несколько сборов, которые проходили очень плодотворно. Но в какой-то момент пришла идея, что нужны свежие мозги – человек, который бы взял на себя работу, связанную с обработкой теоретической части шахматной литературы. Так в нашей команде появился юный Юра Балашов. Он учился в спортивном университете, и темой его работы как раз было творчество Фишера. Ю.С. Балашов: Я оказался в команде по рекомендации Ботвинника. Я был его учеником и слушался беспрекословно. Годом раньше планировался матч Ботвинник – Фишер. В 1970 году патриарх советских шахмат планировал закончить на этом свою карьеру. Я был его тренером, мы готовились. Матч не состоялся. Но когда встал вопрос о еще одном человеке в помощь Тайманову, выбор остановился на мне. В тренировочных партиях мы играли французскую защиту, но все-таки Тайманов остановил выбор на своих вариантах. Мне не надо было даже штудировать литературу, потому что на тот момент у меня была собрана самая большая картотека на Фишера. Я облазил все библиотеки, все, что было опубликовано, все, что было сыграно Фишером, у меня было. Из-за этого матча и подготовки к нему, мне даже пришлось брать академический отпуск в институте. Будущий чемпион мира Фишер после нашей встречи в 1958 году в Москве, когда мне удалось разгромить Бобби в блиц матче, взял на вооружение некоторые системы моего дебютного репертуара и следил за моим творчеством, а при встрече относился ко мне с пиететом. Я считался в Союзе специалистом по Фишеру. Перед турниром претендентов в Кюрасао 1962 года Советская шахматная федерация вменила мне в обязанность подготовить наших участников к поединкам с Фишером и дать соответствующие рекомендации. Там, в частности, Корчной по моему домашнему анализу выиграл известную партию у Фишера. Я должен был выполнить свое обещание, данное Тайманову, и, естественно, очень добросовестно подошел к работе. Первый сбор проходил под Ленинградом в одном из Домов творчества, уже не помню, писателей, композиторов или актёров. Там мы общались с режиссёром Петром Тодоровским, актёром Алексеем Баталовым, композитором Андреем Петровом, писателем Даниилом Граниным и другими представителями творческой интеллигенции, проявлявших живейший интерес к предстоящему матчу. Причем, хочу отметить, что это были не недельные сборы, которые часто проходят сейчас, а двух или трехнедельные. Мы готовились добросовестно: чтобы дать представление об этом, могу сказать, что свыше 500 партий Фишера с сильными соперниками были аннотированы и отмечены характерные черты его игры. На этом материале был также составлен подробный творческий портрет гроссмейстера. В какой-то момент проявил интерес к нашей работе и Михаил Ботвинник. Когда ему показали характеристику Фишера, сделанную при анализе его творчества, то Ботвинник отметил, что эта характеристика даже более глубокая и правильная, чем та, кото-рую он делал сам, когда готовился к матчу с американцем. Дело в том, что одно время велись переговоры о том, чтобы провести такой показательный матч. Но в результате он не состоялся. Уже на сборе под Ленинградом Тайманов, на мой взгляд, был в какой-то мере отвлечен от шахмат, иногда позволял себе отлучаться со сборов и уезжать на несколько часов в Ленинград под предлогом участия в партсобрании или других неотложных дел. Это повторялось и в дальнейшем, например, на втором сборе, который проходил в прекрасных условиях санатория 4-го Управления Минздрава СССР в Сочи. Мои попытки удержать его от этого, напоминая, что главное сейчас – это предстоящий матч с Фишером, не встречали должного понимания. Здесь, как оказалось, всё случилось по французской поговорке – Шерше ля фам (Ищите женщину)! Лишь спустя какое-то время после матча в Ванкувере тайное стало явью: у Марка после 25-летнего брака с пианисткой Любовью Брук, с которой он выступал в фортепьянном дуэте, появилась новая привязанность. И именно с ней он проводил время, уезжая со сборов. Кстати, зализывать раны, полученные в матче с Фишером, Тайманов стал уже в новой семье. И, тем не менее, несмотря на всё это, подготовлен он был достаточно хорошо. Перед выездом на матч нас принял Виктор Ивонин, заместитель председателя Спорткомитета СССР. Практика состояла в том, что из призов спортсменов в то время часть денег отбиралась. Здесь же было четко сказано, что все деньги, которые получит Тайманов, будут его, главное – показать достойную игру.НА МЕСТЕ Руководителем советской делегации в Ванкувере был известный гроссмейстер и общественный деятель Александр Котов. Вместе с ним в самолёте, направлявшийся в Канаду, летели Тайманов, Балашов и я. fischer-taimanov.jpgМы прибыли в Ванкувер за несколько дней до начала матча и выяснили, что есть проблемы с игровым помещением. Миллионер Прентис, который организовывал этот матч, в прошлом австрийский подданный, эмигрировавший в Канаду, когда Гитлер начал проявлять особое внимание к людям еврейской национальности, а на период этого матча – вице-президент ФИДЕ, не уделил должного внимания месту для игры. Матч должен был проходить в университете. Комната, выделенная для матча, метров 30, совсем не соответствовала статусу соревнования. Поговаривали даже о переносе матча в Европу. Специально, чтобы разрешить эту проблему, прилетел Президент ФИДЕ Макс Эйве. В этот момент поприветствовать нас приехала жена чемпиона Канады международного мастера Дункана Сатлса, сербка по национальности. Наше знакомство с ней произошло во время межзонального турнира на Мальорке. Мы рассказали ей о нашей проблеме и о том, что организаторы утверждают, что другого помещения нет. “Здесь же сколько угодно подходящих для матча помещений!” – воскликнула она. Оказалось, что в этом же университете есть великолепный зал для больших мероприятий. Когда его показали Фишеру, он попросил поменять свет на сцене, в остальном же все было отлично. Перед началом матча мы познакомились с профессором Волковым – эмигрантом первой волны, которого мальчиком вывезли в Канаду через Китай. В Ванкувере он был заведующим кафедрой в университете, так же, как и его жена. Он пригласил нас к себе. У Волкова мы и увидели те самые книжки Солженицына, о которых всегда вспоминают, говоря об этом матче. Тайманов попросил их взять почитать. Волков не отказал, хотя отметил, что времени на турнире у шахматиста будет немного: “Если хотите, можете забрать с собой, но я вам не рекомендую этого делать!” На границе к таким вещам относились недоброжелательно. Марк на это сказал, что его ни разу за много лет не проверяли. Действительно, к шахматистам было очень уважительное отношение, на границе для проверки практически никого не останавливали.РАЗГРОМ Начался матч. Первую партию Тайманов проиграл, вторая была отложена в плохой позиции. При доигрывании мы поймали Фишера на одну “рогатку”, и позиция, близкая к выигрышу для американца, стала по сути ничейной. Я потратил очень много сил и времени на один важный вариант в староиндийской защите, который играл Фишер, и нашел усиление. Более двадцати ходов, которые должны были случиться в третьей партии, стояли дома на доске. Играется третья партия, мы сидим втроем – я, Котов, и Балашов. Тайманов думает, тратит довольно много времени на два сильных хода, а позиция черных такова, что Фишер уже почти готов, но отвечает молниеносно. Мы видим за Марка практически нокаутирующий ход, но нужно время, чтобы его найти. А часы белых отсчитывают минуту за минутой. Тайманов, утомлённый расчетом сложных вариантов, больше не углубляется в позицию. Он делает быстро плохой ход и проигрывает партию. В номере Марк никак не мог успокоиться, пытаясь найти защиту за оппонента в случае правильной игры с его стороны. Гроссмейстеру хотелось реабилитировать себя, доказать, что позиция не была так просто выиграна. Анализ длится до утра. Все попытки заставить Марка лечь спать были тщетными. В результате накопившейся усталости при повторном доигрывании второй партии Тайманов допустил грубый просмотр и проиграл эндшпиль. Вместо счета 1.5:1.5, мы получили 0:3! Vancouver_19710601_game6_after_Black_13th_move.jpgУже до этого у меня с Марком начали возникать некоторые разногласия. Они касались питания. Я заметил, что Тайманов, находясь в гостях, всегда отличался завидным аппетитом, а здесь толком не ест, экономит валюту. Будучи с ним один на один, я настаивал, чтобы Марк пошел в ресторан и заказал себе полноценный обед или съел, хотя бы, бифштекс. Но он категорически отказывался это делать, хотя деньги у него были в достаточном количестве. Мы, например, получали полные суточные в размере 11 долларов от Спорткомитета, а Тайманов - в разы больше от мистера Прентиса. Котов со своей стороны тоже обратил внимание на эту сторону поведения Тайманова. Спросил об этом меня. Я не стал подставлять Марка, сказав: «Вы руководитель делегации, спросите об этом у самого Тайманова.» В ответ Александр Александрович, понимая, что так оно и есть, его подозрения подтвердились, смачно выругался. Беседовал ли он по этому поводу с Таймановым, я не знаю. Жили мы в пятизвёздочном отеле, и у нас с Юрой в номере была своя отлично оборудованная кухня. Мы покупали продукты в супермаркете и подкармливали Тайманова. А он за весь матч так и не дошел до ресторана! А дальше со счёта 0:3 пошло по накатанной. Фишер с каждой партией играл все лучше. Правда, была ещё одна отложенная ничейная позиция по ладье и ферзю, в которой Тайманов при доигрывании, не желая соглашаться на ничью, продолжал играть и подставил ладью. Не было ни одной системы у Фишера, где бы его не ждало усиление с нашей стороны. Но американский гроссмейстер играл прекрасно. Дело закончилось сухим счётом - 6:0. Ю. С. Балашов: Такого счета, конечно, быть не должно было. В пятой партии, например, была битая ничья, когда Тайманов решил доигрывать. Фишер сделал ход, которого мы не смотрели, после чего произошла грубая ошибка. Нормально, по игре, очка полтора должно было быть в активе Тайманова белым цветом. Что касается черных, Тайманов играл систему Паульсена, которую он применял всю жизнь, и там американец владел инициативой. На закрытии Фишер отметил, что “он не понимает, что случилось с Таймановым”, по игре счет к этому моменту должен бы быть 3.5 на 2.5 в пользу американца. Ю. С. Балашов: Тайманов – большой оптимист, и он вел очень бодрый образ жизни. Я не отметил у него каких-то психологических проблем, скорее наоборот. Перед нашим отъездом зашел попрощаться профессор Волков. Мы несколько раз уточнили у Марка, все ли книги Солженицына тот вернул. Он уверил нас, что все… Ю. С. Балашов: В Ванкувере мы познакомились с профессором Волковым, который дал нам почитать книги Солженицына. Я их тоже читал, да, думаю, все прочитали. И одну из них Тайманов-таки забрал с собой. Причем Котов его спрашивает: “Марк, ты отдал книги Волкову?” “Даааа, отдал”.ВОЗВРАЩЕНИЕ Мы упустили свой рейс из Монреаля в связи с путаницей в расписании. Выяснилось, что следующего самолета нам нужно ждать целую неделю. Наши билеты, купленные за рубли, нельзя было ни сдать, ни обменять. По счастливому стечению обстоятельств, наш разговор о возникших проблемах случайно услышал руководитель компании “Air France”. Он сделала для нас подарок – мы с нашими билетами полетели обратно через Париж рейсами его компании. Когда мы прилетели в Москву, нас встречали Виктор Батуринский, начальник отдела шахмат Спорткомитета СССР и Алик Рошаль, корреспондент. Мы никак не могли получить наш багаж. То ли он улетел из Парижа в другое место, то ли по другой причине не долетел до Москвы, но чемоданов мы не дождались и долго оформляли потерю. Причем девушка нарочито тянула с оформлением, никак не могла латинскими буквами написать фамилию Котов, что удивительно. Тайманов шел первым с небольшим саквояжем. Его остановил таможенник и попросил подождать начальника охраны. Нас же пропустили вперед. Оказалось, что Тайманов-таки забрал “В круге первом” Солженицына. На Котове не было лица. Ю. С. Балашов: Я уже прошел вперед, когда Тайманова задержали с досмотром. Только слышу сзади голос Котова: “Марк, ты же коммунист!” Естественно, после этой находки Тайманова попросили предъявить еще и деньги, внесённые в декларацию. Денег оказалось в два раза больше… Последствия готовились незамедлительно. Накалённая обстановка по поводу результата матча и таможенных нарушений грозила вылиться для Марка в серьёзное наказание: потерю партбилета и дисквалификацию, лишению стипендии члена сборной команды страны и ещё Бог знает чем. Во многом Тайманову удалось избежать почти всего этого благодаря стараниям Котова, своей ловкости и, возможно, нашему молчанию. Мы все, хотя и были сердиты на Марка, не желали ему зла. И, не сговариваясь, не проронили ни одного слова против него по поводу экономии им денег на питание, что было бы воспринято в соответствующих власть имущих и карающих кругах, как грубейшее нарушение спортивного режима, способствовавшего разгромному и унизительному счёту. И по поводу откровенного вранья на аэродроме, когда пройдя таможню, он сказал, подойдя к Виктору Батуринскому: «Что же мне теперь повеситься, если тренеры зевнули в анализе ладью?!» В своём фарисействе Тайманов не знал удержу. Но мы безмолвно приняли этот удар на себя. Ю. С. Балашов: В Союзе, конечно, поражение восприняли мрачно, все-таки 0-6 есть 0-6, да еще история на таможне. Тайманова не дисквалифицировали, но санкции последовали – его вывели из состава сборной, понизили стипендию, на какое-то время не давали турниров. Позже все восстановилось. На заседании федерации, посвященном “разбору полетов”, были приглашены все ведущие гроссмейстеры. Был Борис Спасский, был и Пауль Керес. Батуринский, обращаясь к тренерам, спросил: «Где же ваша работа?» За нас, тренеров, вступился Керес, который сказал, что по подготовке это был один из лучших матчей. Кереса поддержали и другие выступавшие. Так и нам удалось избежать каких-либо проблем, связанных с удручающим счетом. Не был сторонним наблюдателем на этом заседании и чемпион мира Спасский. В один момент, обращаясь к Батуринскому, он спросил: «Виктор Давидович, а что будет, если мы все проиграем Фишеру?!» Батуринский предпочёл промолчать. Ответ на этот вопрос был получен через год в Рейкьявике: новым чемпионом мира стал американец Роберт Джеймс Фишер! В Рейкьявике нам не помогло и то, что я, с согласия Тайманова, передал в Шахматную федерацию СССР для команды Спасского некоторые дебютные разработки, которые не пригодились на матче в Ванкувере из-за его скоротечности. В 1972 году СССР лишилась гегемонии на вершине шахматного Олимпа. Шахматная корона вновь оказалась в наших руках в 1975 году, когда Фишер отказался защищать свой титул. Шахматным королем на много лет стал Анатолий Карпов. Но это уже другая история…

ruchess.ru


Смотрите также

  ≡  Мнения »
  ≡  Украинский кризис »
Переговоры Волкера и Суркова: Россия всё решила, Украина ничего не получит

Переговоры Волкера и Суркова: Россия всё решила, Украина ничего не получит

8 Ноябрь 2017

Украинский аналитик рассказал о наиболее вероятных итогах переговоров Волкера и Суркова. Переговоры представителя госдепартамента США Курта Волкера и помощника главы РФ...

РФ нашла способ положить конец претензиям Киева к Крыму раз и навсегда

РФ нашла способ положить конец претензиям Киева к Крыму раз и навсегда

7 Ноябрь 2017

Госдума нашла способ положить конец претензиям Украины к Крыму. Для этого необходимо произвести отмену советских актов о передаче полуострова УССР, датированные 1954 годом. С...

Освобождение Киева, которое придется повторить

Освобождение Киева, которое придется повторить

6 Ноябрь 2017

74 года назад, 6 ноября 1943 года, войска 1-го Украинского фронта под командованием генерала армии Николая Ватутина освободили от немецко-фашистских захватчиков древний русский город...

Украине вынесли международный приговор, такого позора страна еще не видела

Украине вынесли международный приговор, такого позора страна еще не видела

6 Ноябрь 2017

Специалисты из американского центра изучения общественного мнения Института Гэллапа составили рейтинг самых несчастных государств в мире. Во главу списка вошло одно из государств...

Международный скандал между Украиной и Сербией из-за РФ привел к неожиданным последствиям

Международный скандал между Украиной и Сербией из-за РФ привел к неожиданным последствиям

5 Ноябрь 2017

Дипломатический скандал между Украиной и Сербией из-за РФ принял неожиданный оборот. Напомним, что украинский посол в Белграде в своем интервью сербскому изданию BIRN договорился до...

В России раскрыли детали «заговора» западных спецслужб против Крыма

В России раскрыли детали «заговора» западных спецслужб против Крыма

4 Ноябрь 2017

Запад развязан масштабную информационную войну против России и Крыма в преддверии президентских выборов, чтобы внести раздор в многонациональное сообщество, считает глава...

Vse-News24 | Все права защищены © 2018 | Карта сайта Наверх